Когда верительные грамоты начнет принимать Тихановская?

Лукашенко, сумев удержаться после почти полугода протестов, озабочен своим будущим и жаждет легитимности. Но его оппоненты настаивают, что власть — это они.


Главы правительств и президенты с Тихановской встречаются уже давно. © Фото из канала t.me/pulpervoi

Еще в середине декабря Сенат конгресса США единогласно утвердил новым послом в Минске Джули Фишер — опытного дипломата, построившую карьеру на работе со странами бывшего СССР. Это знаковое событие, поскольку американского посла в Минске (как и белорусского в Вашингтоне) нет с 2008 года.

История была громкая: после того, как американцы в 2006-м ввели санкции против Белоруссии из-за обвинений в нарушении прав человека, стороны начали сокращать штат своих диппредставительств, а в 2008-м отозвали послов. С тех пор в Минске и Вашингтоне были только временные поверенные. Разморозить отношения было решено только в начале 2020-го, и в мае Дональд Трамп предложил кандидатуру Фишер, которая прежде занимала пост заместителя помощника госсекретаря в бюро европейских и евразийских дел. В ее сферу ответственности входит направление Белоруссия-Польша-Украина-Грузия.

Конгресс не только утвердил Джули Фишер послом в Минске, но и сделал кое-что еще. 19 ноября Палата представителей, а 22 декабря и Сенат США одобрили законопроект «О суверенитете, правах человека и демократии в Беларуси», который, в частности, признает Координационный совет белорусской оппозиции законным институтом для участия в диалоге о мирной передаче власти и не считает Александра Лукашенко «законно избранным лидером Беларуси».

Получается двусмысленная ситуация: Лукашенко не признают, но посла к нему отправляют. Тот, в свою очередь, твердит, что протесты и беспорядки в Белоруссии были спланированы в США, а НАТО вообще собирается захватить территорию его страны. Но американского представителя готов принять.

В последние недели в белорусском информпространстве усиленно разгоняются слухи о том, что посол США приедет не в Минск, а в Вильнюс. То есть туда, где находится штаб Светланы Тихановской — официально президентом Белоруссии не признанная. Понятно, что вручать ей верительные грамоты Джули Фишер не станет, но зато уж точно «наладит сотрудничество».

Это будет означать, что белорусская оппозиция уверенно скатывается к «венесуэльскому сценарию». Это когда есть власть внутри страны, реальная, но не признаваемая Западом, и есть некое правительство, находящееся за рубежом и не имеющее власти. Незавидное положение, которое может тянуться годами. Не случайно в провластных белорусских СМИ Тихановскую презрительно зовут «мадам Гуайдо», намекая на схожесть ее судьбы с судьбой Хуана Гуайдо — самопровозглашенного и частично признанного временного президента Венесуэлы.

Впрочем, пока Светлана Тихановская плотно занимается своей легитимизацией на Западе, регулярно встречаясь с лидерами разных стран и организаций. А 18 января, общаясь с послами стран ЕС в ОБСЕ, она и вовсе заявила, что хочет безопасно вернуться в Белоруссию. Одновременно она предложила ОБСЕ взять на себя организацию диалога по решению кризиса в стране. При этом Тихановская готова начать с экспертного круглого стола с участием Евросоюза, демократических сил Белоруссии, Координационного Совета оппозиции и представителей Лукашенко. «Мы рассчитываем провести выборы за 45 дней, и нам нужна помощь в этом», — резюмировала она.

В самой Белоруссии Тихановская по-прежнему воспринимается как лидер оппозиции, хотя из-за безрезультативности действий ее имидж уже несколько померк. Между тем, конкуренция среди желающих возглавить Белоруссию после ухода Лукашенко растет. Кроме самой Светланы на президентское кресло претендует бывший министр культуры и дипломат, член президиума КС Павел Латушко, бывший глава Парка высоких технологий Валерий Цепкало, остающийся в СИЗО КГБ Виктор Бабарико, его соратница Мария Колесникова и еще уйма фигур калибром поменьше.

Кстати, дело экс-главы Белгазпромбанка 21 января было передано в Верховный суд Белоруссии. Бабарико обвиняют в получении взятки в особо крупном размере организованной группой и легализации доходов, полученных преступным путем. Шесть других бывших топ-менеджеров банка и заместителей Бабарико обвиняются в получении взяток.

А ведь «за кадром» остается еще и человек, с которого начался стремительный взлет Светланы Тихановской как политика — ее муж Сергей. Он тоже в СИЗО КГБ, ему инкриминируют кучу уголовных статей: от препятствования выборам до организации и активного участия в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок. Понятно, что с таким «букетом» обвинений своего политического оппонента власть может держать за решеткой сколь угодно долго, следствие можно вести до бесконечности. Но если Тихановский вдруг окажется на свободе, он станет очень серьезным и харизматичным претендентом на президентский пост.

Внутри Белоруссии протесты то ли сдулись, то ли отложены до более теплого времени года. Оппоненты Лукашенко выходят небольшими группами, чтобы сфотографироваться с бело-красно-белым флагом, поругать режим в своем кругу и разбежаться, пока милиция не приехала. Но угрожают, что весной массовые выходы на улицу возобновятся.

Хотя это вряд ли. Протесты прекратились, но правоохранительная машина не остановилась. Участников протестов все так же вызывают на допросы (по прошлым событиям), задерживают, возбуждают уголовные дела и выносят приговоры по административным. По сути, оппозицию внутри страны медленно, но верно «перемалывают», и в белорусское общество вернулся страх.

Между тем, у Лукашенко остается еще один рычаг воздействия на ситуацию — но он опасается его использовать. 26 января 2000 года, то есть ровно 21 год назад, вступил в силу Договор о создании Союзного государства России и Белоруссии. Правда, поставленные тогда цели не достигнуты, хотя в рамках работы этого надгосударственного объединения двух стран и было подписано более 200 соглашений и договоров, а уж переговоры на высшем уровне и вовсе исчисляются сотнями. Лукашенко винит Москву в затягивании интеграционного процесса, хотя и сам регулярно заявляет, что «независимость — высшая ценность», ну или напрямую оскорбляет российскую сторону.

21 год назад он заявил: «Я рассматриваю Договор о создании Союзного государства как первый этап естественного и закономерного процесса воссоздания некогда разорванной великой страны». Теперь же он понимает, что в случае начала реальных интеграционных процессов сам останется не у дел. С другой стороны, для Лукашенко «поставить ребром» вопрос о более тесном сближении с РФ и «братским русским народом» — рискованный, но вполне реальный шанс расколоть своих оппонентов. Потому что пророссийские настроения все же очень сильны, в том числе среди противников Лукашенко. Что вынуждена учитывать и Светлана Тихановская, которая до сих пор уворачивается от ответа на прямой вопрос «Чей Крым?».

Пока же белорусские власти озабочены проведением Всебелорусского народного собрания, на котором — очень вероятно — могут быть озвучены президентские инициативы по «демократической» реформе Конституции. Белорусские силовики, в свою очередь, готовятся к весеннему возобновлению уличных протестов. Так что «белорусская революция» еще может продолжиться в любом направлении.

Вячеслав Гордиенко


Читайте также «Не должен упасть ни один волос со сторонников нынешнего президента»: Лукашенко назвал условия своего ухода с поста

СМИ: Белоруссия инициирует экстрадицию из Латвии оппозиционера Цепкало

Лукашенко оппозиции: Раз решили бойкотировать Всебелорусское собрание, чего теперь рыдаете?