В Грузии «совестливый» премьер ушел в отставку из-за угрозы ареста лидера оппозиции

Гахария был человеком «пророссийского» олигарха Иванишвили, в связи с чем возникает вопрос: не ухудшатся ли еще больше отношения Москвы и Тбилиси.


Гахария старался еще больше не ухудшить российско-грузинские отношения. © Фото с сайта gov.ge

Грузия в шоке: первое лицо страны, премьер-министр Георгий Гахария подал в отставку. Автоматически распускается и все правительство. Смена премьеров — дело для Грузии рутинное, но только не на сей раз.

Социальные сети буквально взорвались: в Сакартвело принято энергично и много критиковать власть, но Гахария нравится многим и считается самым вменяемым и последовательным политиком. Шокирующе звучит и его мотивация ухода с должности в самый разгар политического кризиса в Грузии. Как оказалась, он был против исполнения решения суда о предварительном заключении председателя партии экс-президента Михаила Саакашвили «Единое национальное движение» Никанора Мелия. Последний обвиняется в руководстве групповым насилием и участием в нем во время штурма парламента 20–21 июня 2019 года, когда в центре Тбилиси проходила антироссийская акция протеста на почве посещения законодательного органа депутатом Госдумы Сергеем Гавриловым: российский политик сел «не в то кресло».

Акция была разогнана силовиками, и отнюдь не нежно — Гахария в то время руководил МВД, и страну охватили митинги с требованием его отставки. Но «Ночь Гаврилова», как окрестили ее в народе, министра не скинула. Более того, вскоре он возглавил правительство. А Мелия продолжал свою оппозиционную деятельность, баллотировался в парламент, стал депутатом созыва 2020 года, и вместе почти со всеми другими оппозиционными «народными избранниками» отказался от работы в парламенте. Ничьи уговоры, включая многочисленных иностранных посредников, не сдвинули депутатов-оппонентов власти с их позиций: они митингуют и требуют назначения внеочередных выборов. А Мелия, которому суд запретил публичные выступления и надел на руку электронный браслет, чтобы отслеживать его передвижения (позже он его публично выбросил), был лишен парламентом депутатской неприкосновенности.

Теперь же суд приговорил его к предварительному заключению, что сильно подняло градус политической напряженности в стране — почти все оппозиционные партии и гражданские активисты встали на его защиту. В итоге, кстати, принимая во внимание отставку премьера, власти решили повременить с задержанием Мелия, опасаясь еще больших беспорядков.

Но вернемся к Гахария. В распространенном им заявлении, в частности, говорится, что его «непоколебимая позиция» состоит в недопустимости применения даже законных мер в отношении конкретного человека, если они угрожают здоровью и жизни граждан, создают возможность для политической эскалации в стране. По его убеждению, задержание Мелия «должно быть проведено только тогда, когда будут перестрахованы все риски, не будет существовать никаких … поводов для эскалации». А поскольку, пояснил он, «я, к сожалению, вместе с моей командой не смог достичь общего подхода к этому вопросу, то принял решение уйти в отставку». По мнению Гахария, этот шаг поможет снижению поляризации в политическом пространстве Грузии, являющейся «самым большим риском» для будущего страны, ее экономического развития и разрешения кризисов.

Но, похоже, кризис этот усугубится отставкой Гахария — самого интеллектуального и компетентного политика страны. Те, кто ругали его за «Ночь Гаврилова» и жесткий разгон акции протеста, обвиняли в «выслуживании перед Кремлем» (образование получил в МГУ, «защитил оккупанта»), сейчас рвут на себе волосы: страна осталась без надежного «руля». Оппозиция же трактует уход Гахария как свою личную победу, и в этом ее поддерживает экс-президент Михаил Саакашвили, тоже требующий внеочередных парламентских выборов, хотя его детище — «Единое национальное движение» — стремительно теряет рейтинг.

Особо отметим, что недавно о своем окончательном уходе из политики заявил основатель правящей партии «Грузинская мечта», миллиардер Бидзина Иванишвили — оппоненты и его считают «приспешником Кремля». Гахария был его назначенцем. Олигарх, которого постоянно обвиняли в теневом правлении Грузией, попросил представителей власти не беспокоить его телефонными звонками по какому бы то ни было поводу. Предварительно он передал большую часть своего состояния, исчисляемого, по данным разных источников, в 5-8 млрд долларов, на счет созданного им ранее благотворительного фонда «Карту». Если верить в то, что Иванишвили «ушел с концами», оставив преемником Гахария, Грузию действительно ожидает полный хаос.

Но, вероятно, олигарх все же контролирует свою команду, поскольку спустя несколько часов после отставки Гахария она спешно выдвинула на пост премьера другого протеже Иванишвили — министра обороны Ираклия Гарибашвили, ранее уже побывавшего главой правительства. Больших успехов на этой должности он не стяжал. Сомнений в том, что он будет утвержден парламентом, нет, поскольку правящая партия имеет большинство мандатов. Новый выдвиженец пообещал «навести в стране порядок». На деле же, скорее всего, премьерство Гарибашвили вызовет еще большее негодование оппонентов власти, чем гибкого, но несгибаемого Гахария.

«Лучший премьер Грузии», «светлое пятно» и «единственная надежда страны», как назвали отставного главу правительства многие его соотечественники, если верить слухам, муссируемым в околополитических кругах, ушел не только из-за несогласия с правящей командой по делу Мелия. Хоть она и твердит о своем «единстве», «надежда Грузии» покинул свой пост по сумме причин. В частности, у первого лица страны не было свободы в назначении министров, кое с кем из них и с руководством парламента у него сложились откровенно плохие отношения, поскольку он не терпел непрофессионализма.

По сути, своим уходом он «взорвал бомбу»: второго такого «антикризисного менеджера» в грузинской политике нет. Но относиться к его отставке только в контексте грузинской внутриполитической турбулентности не стоит. Поскольку трудно сказать, сумеет ли Гарибашвили противостоять силовому захвату власти радикальной оппозицией, хотя она и не пользуется популярностью в электоральном большинстве. Но если она дорвется до власти, пусть даже и силой, «российская тема» в Грузии раскрутится с новой отрицательной энергией. Отношения Москвы и Тбилиси далеки от дружественных, однако Гахария не стремился к избыточному раздражению России, и какая-то коммуникация между двумя странами — гуманитарная, культурная, торгово-экономическая и иная — все же сохранялась.

Не будет стремиться к обострению с Россией и Гарибашвили, раз за ним стоит Иванишвили. Но если новая кандидатура на пост премьера не сумеет сдержать революционных поползновений радикалов, то отношения Грузии с северным соседом обострятся с непредсказуемыми последствиями.

Андрей Николаев


Читайте также Арестованный лидер грузинской оппозиции Мелия отказался платить залог

Премьер-министр Грузии подал в отставку

Лидер грузинской оппозиции отказался отправляться под арест