Получил ли Пашинян благословение Путина?

Обеспокоенность премьера Армении своей политической судьбой занесла его в Кремль, равнодушный к тому, кто возглавит РА: не мешал бы продвигать в ней интересы РФ.


Ранее Пашинян, считающийся «соросовцем», регулярно ставил палки в колеса Москве. © Фото с сайта www.kremlin.ru
Ранее Пашинян, считающийся «соросовцем», регулярно ставил палки в колеса Москве.

Напомним, что в «капитуляции» Армении заметную роль сыграла Россия, которой Пашинян, считающийся «соросовцем», регулярно ставил палки в колеса, что никак не способствовало симпатиям к нему со стороны российского руководства. Но поствоенная ситуация изменила расклад интересов премьера: его недавняя встреча в Москве с президентом Владимиром Путиным, с которым он и так довольно часто общается по телефону, стала подтверждением того, что в высоком кремлевском кабинете он искал поддержку, прояснял вопрос, кому станет Россия помогать на выборах — ему или его конкурентам. Либо вообще займет нейтральную позицию.

Разумеется, открытого ответа Кремля по этой проблематике ждать не приходится. Рефрен — «Россия никогда не вмешивается во внутренние дела других государств» — широко известен и уже набил оскомину. Но официальная информация о встрече все же небезынтересна. И в сугубо деловом плане, и по части того, как Пашинян грешит против самой «невинной» истины.

Начнем с последнего. Путин поинтересовался, зарегистрировала ли Армения российскую вакцину от коронавируса «Спутник V», на что его визави уверенно дал утвердительный ответ и даже сообщил, что республика намерена закупить более миллиона доз «коронного противоядия». Разоблачили армянского лидера в соцсетях его же соотечественники, а отдувалась за него глава Минздрава в таком роде: «Спутник V», как и другие вакцины, допущены к использованию в Армении в чрезвычайных ситуациях, и именно это подразумевал премьер под регистрацией». Кстати, для начала Россия поставила Армении 15 тыс. доз вакцины.

Далее речь шла опять же о насущном, но иного плана: Пашинян заявил о необходимости углубления российско-армянского стратегического сотрудничества «с учетом стоящих перед нами вызовов и того состояния, в котором мы находимся». Он также рассказал, что обсудил с Путиным вопрос реформ в армянской армии при содействии российских коллег. Говорили лидеры двух стран также о ситуации, сложившейся вокруг возвращения пленных.

Пашинян признал, что присутствие российских миротворцев в Нагорном Карабахе является важным фактором стабильности и безопасности в регионе. Он пожелал обсудить взгляды Путина на «архитектуру системы безопасности в нашем регионе, в Нагорном Карабахе, вокруг него, в Армении».

В общем, очень «изменился» Никол Воваевич. В приступе верноподданичества он даже пошел наперекор мнению «коллективного Запада» — попросил Путина рассмотреть вопрос строительства Россией в Армении новой атомной электростанции: желающих искали и раньше, но тщетно. Армянская АЭС, кстати, единственная атомная станция на территории Южного Кавказа. Она обеспечивает более трети вырабатываемой в стране электроэнергии. О том, что Россия поможет Армении модернизировать существующую АЭС с целью продления ее «жизни» говорилось много лет, но воз и ныне там. ЕС, да и многие в самой Армении, были категорически против реконструкции. Строительство новой станции тоже не всеми приветствовалось из «экологических соображений». По сути, вопрос энергобезопасности республики и ее зависимости от России перешел в геополитическую плоскость.

Что же касается Путина, он признал, что самым актуальным вопросом сейчас является нормализация ситуации в Нагорном Карабахе и вокруг него. Но это, так сказать, высшие политические сферы. Есть вопросы, касающиеся, что называется, «живота». А это торговля и разблокирование транспортных коммуникаций. В этом контексте президент РФ не преминул напомнить, что 40% всех капитальных вложений в экономику Армении имеют российское происхождение. Товарооборот между двумя странами, по оценке Путина, «солидный», хоть в прошлом году из-за коронавируса произошло его «некоторое снижение» (до $2,3 млрд, спад почти на 10% по сравнению с 2019 годом). Но это не беда — российский лидер уверен, что упущенное можно наверстать и даже «пойти дальше».

В общем, Пашиняна приняли в Кремле так, будто он является полноценным руководителем Армении, а не фигурой на излете. Сам он тоже держал себя уверенно, будто никто и не гонит его из отечественной политики. Такое поведение сторон можно рассматривать как добротно поставленный спектакль. С другой стороны, вполне возможно, что никакой игры нет, и Россия готова работать с любой властью в Армении, не мешающей продвижению интересов Москвы в республике и в регионе в целом. То есть, выполняешь свои стратегические обязательства, и ладно, рули с миром. Другой вопрос — можно ли доверять Пашиняну после всех его фортелей с Россией, и желает ли большинство армян и впредь терпеть революционного лидера, «предавшего интересы страны» в войне с Азербайджаном. А отсутствие терпения и постоянные внутриполитические разборки не позволят России выстраивать долгосрочно прогнозируемые политические отношения с Арменией в том русле, в каком того желает Москва.

Так что неизвестно, сумел ли Пашинян внушить Путину, что он «исправился» (а куда было деваться?), является единственным гарантом выполнения прошлогоднего ноябрьского трехстороннего заявления о перемирии в Карабахе на известных условиях, и что Кремлю следует его поддержать. Даже в условиях рухнувшего рейтинга не только из-за итогов войны и отсутствия законности в Армении, но и — для определенного сегмента армянского электората — его «перекраски» в цвета российского флага.

Так, LRAGIR, в контексте встречи Путина и Пашиняна в Москве, хоть и с некоторым преувеличением, пишет: «Армянские политологи чуть ли не в один голос говорят, что времена получения ярлыка в Москве позади, и … война 2020 года забила последний гвоздь в крышку гроба „российско-армянской заклятой дружбы“». И что поездки в Москву и «добро Путина» рассматриваются в Армении «не как бонус, а, наоборот, вызывают обратную реакцию».

То есть, поясняет издание, поддержка Москвы стала минусом для армянских политиков, поскольку электорат республики «в большинстве своем сейчас антироссийский», и он требует ответов на вопросы, связанные с войной, с ролью России, ее связях с Турцией, Азербайджаном, искренности дружбы с Арменией, способности защищать безопасность РА. Резюме: «В этой ситуации предлагать снова дружбу с Россией и добро Путина означает либо политическое невежество, либо пренебрежение общественным мнением и намерение прийти к власти иным путем».

В качестве альтернативы российскому «одобрямсу» по тому или иному поводу и вообще смычки с Кремлем аналитики издания предлагают Армении «суверенную субъектность», для которой у республики «есть все основания». В качестве одного из них называется и вовсе политически безграмотное — присоединение Армении к Египту, Греции и Кипру, подписавших на днях соглашение о военном сотрудничестве. В общем, «Вариантов масса, но они могут открыться только в одном случае — если армянские политики перестанут ездить в Москву за ярлыком».

Словом, дедушка Крылов с историей лебедя, рака и щуки за два с лишним века предвосхитил те процессы, которые происходят и еще долго не сойдут с армянских внутриполитических подмостков, суть которых сводится к манипуляциям колоссов на глиняных ногах: кто кого «наколет» в Армении, кто проспонсирует этот процесс — финансово и идеологически, и кому удастся перетянуть на свою сторону Россию, потому как перетягивать больше некого, разве что на уровне «холостых выстрелов». А кот Васька слушает да ест. Опять прав Крылов. А кот узнаваем.

Ирина Джорбенадзе


Читайте также Президент Армении уверен, что парламентские выборы сами по себе не выведут страну из кризиса

Путин провел переговоры с Алиевым по теме Нагорного Карабаха

Пашинян рассказал об итогах «очень эффективной» встречи с Путиным