Одолеют ли три президента Армении одного премьера

План первого главы РА — объединиться с двумя последующими — самый верный для поражения Пашиняна на выборах. Но не факт, что он осуществится.


Нет сомнений, что для победы «ушедший в отставку» Пашинян бросит все силы. © Фото с сайта primeminister.am

Как известно, на 20 июня в Армении назначены внеочередные парламентские выборы. Премьер республики Никол Пашинян согласился на их проведение с большим скрипом — как видно, на него поднажали извне. С какой именно стороны — нетрудно догадаться: он практически постоянно находится на телефонной связи с президентом России Владимиром Путиным, и вряд ли они обсуждают только карабахскую проблематику. Не менее важен затянувшийся и взрывоопасный внутриполитический кризис в Армении, где, не переставая, требуют отставки премьера.

Итак, Пашинян попался: выиграть выборы «всухую» ему не удастся, несмотря на то, что он приложил к этому максимум усилий: уйдя в отставку, оставил за собой руководство страной, что не имеет никакого отношения к законности. Но зато позволит провести выборы под его бдительным оком и бросить на них весь административный ресурс.

Пока в Армении судят-рядят, каким будет исход выборов, первый президент республики Левон Тер-Петросян озадачивает соотечественников предложением второму и третьему главам государства — Роберту Кочаряну и Сержу Саргсяну — совместно участвовать в выборах от «Альянса национального согласия». И сейчас эта тема стала едва ли не самой обсуждаемой в электоральной среде Армении.

Надо сказать, ее многие поддерживают, но пока два экс-президента инициативу первого не вполне оценили. Тер-Петросян, который не претендует ни на какие должности во власти, а ему можно поверить на слово, акцентирует внимание на том, что «воспроизводство режима Пашиняна гораздо опаснее для Армении и Арцаха (Нагорный Карабах), чем возможные или предполагаемые угрозы, исходящие от Азербайджана и Турции». А посему объединение «трех бывших», полагает он, способствовало бы получению ими на выборах более высоких процентов — так сказать, в компании, — чем по отдельности.

Но Саргсян не дал прямого ответа, а Кочарян отказался: дескать, у него есть своя политическая сила. Есть она и у Саргсяна, и оба экс-президента вступают в альянс с другими партиями. При этом Кочарян нацелен на кресло премьер-министра, а Саргсян вроде как ни на какое, во что трудно поверить.

Между тем Пашинян, судя по его реакции и вообще отношению к нему соотечественников, струхнул: обвинил первого президента в попытке «клептократической», то есть бандитской революции и выразил уверенность в ее провале. А зря: он настолько увлекся преследованием политической элиты страны, развалом государственных институтов, армии, игнорированием законности, не говоря уже о полной несостоятельности в ведении переговорного процесса по Карабаху, что его персональный политический провал неизбежен. При условии, что выборы не будут фальсифицированы. Но махинации с ними чреваты тем, что Пашиняна сметет улица, которая в свое время и привела его к власти. И тут уже не понадобится никакого «тройственного союза» экс-президентов: события будут развиваться стихийно и жестко.

Страх Пашиняна перед возможным объединением трех президентов и «фактором» Тер-Петросяна выражается, среди прочего, и в том, что, по свидетельству армянских наблюдателей, он пытается переманить в свою команду видных и авторитетных людей из окружения первого главы государства и включить их в свой предвыборный список.

Почему Кочарян и Саргсян прохладно отнеслись к предложению столь интеллектуально и политически зрелой фигуры как Тер-Петросян? В первую очередь, в силу избыточной самонадеянности и амбициозности, которые не раз их подвели. Вот и теперь они считают, что Пашинян настолько настроил против себя армян, что одолеть его и его политическую команду (которая, кстати, не имеет сателлитных партий), не представляет большого труда. Но что дальше? А дальше начнется «разбор полетов» — то есть борьба за иерархические «платформы».

Но, заметим, выступая на выборах порознь, разные, по сути, оппозиционные партии дробят голоса электората вместо того, чтобы объединить их, и это автоматически укрепляет позиции Пашиняна и расширяет ареал колеблющегося сегмента голосующих. А вопрос требует однозначности: либо они отдают голоса за объединенную, хоть и разношерстную оппозицию, либо за Пашиняна. В принципе, выбор придется сделать между плохим и худшим, как это было в 2012 году в соседней Грузии: оппозиция тогда выиграла, поскольку делала общее дело — «избавляла» страну от действующей власти. Правда, долгого и устойчивого благоденствия за этим не последовало, но это уже из области внутригрузинских политических особенностей, которых Армения может избежать, — если, конечно, на нее вдруг снизойдет политическая зрелость.

Какие-то наметки на нее на уровне определенных кругов появились. Во всяком случае, в беседе с порталом Sputnik глава Международного центра человеческого развития Теван Погосян, комментируя предложение первого президента Кочаряну и Саргсяну, сообщил, что «и общество тоже выразит свою позицию по этому поводу, и если оно скажет свое слово и будут заметны возможности для такого единства, то это будет самой верной политикой». Он особо отметил, что Тер-Петросян не претендует ни на какую должность, и в его предложении присутствует исключительно идея единства: «Все усилия должны быть объединены вокруг приоритетной задачи — лишить действующую власть возможности воспроизводства, так как это действительно опаснее для Армении и Арцаха, чем любой другой вызов».

У Кочаряна и Саргсяна еще есть время подумать. Но если они не примут предложения Тер-Петросяна, и каждая из политических партий и блоков будет тянуть одеяло на себя, ни одна из них — повторимся, если выборы не будут масштабно фальсифицированы — не получит достаточно голосов для самостоятельного формирования правительства. В таком случае оно будет коалиционным, что категорически чуждо местным политикам: как показала новейшая история Армении, они рвутся к единоличной власти, провозглашая при этом свою приверженность «демократическим ценностям».

Пашинян утверждает, утешая себя и свою команду, что власть в результате выборов не сменится. Но это возможно только при масштабной фальсификации и, соответственно, накаливания обстановки вплоть до гражданской войны. Реально же, выступая на выборах не единым оппозиционным фронтом, шансы попасть в парламент есть у пяти политических сил: у партии Пашиняна, блоков Кочаряна и Саргсяна, у «Процветающей Армении» и Армянского национального конгресса Левона Тер-Петросяна. Наиболее ожесточенной борьбы следует ожидать между Пашиняном и Кочаряном.

Но все же еще остается надежда на то, что оппозиция консолидируется во имя общей цели — избавления от Пашиняна. Но тогда возникнет новый повод для распрей — вопрос о лидерстве в стане победивших. И тут на первый план наверняка выступит «друг Путина» — Кочарян, то есть один из серьезных фигурантов так называемого «карабахского клана». Но ему придется поклясться Кремлю, если он этого еще не сделал, что выполнит все условия прошлогоднего трехстороннего заявления по безоговорочной передаче Азербайджану земель, находившихся в течение 30 лет под армянской оккупацией.

Ирина Джорбенадзе


Читайте также Экс-президент Армении упрекнул Пашиняна в неуважении к Путину

В Армении распустили не переизбравший Пашиняна премьером парламент

В Армении возбудили дело о двойном гражданстве президента