Почему росбизнес не сделал из Абхазии туристический рай

Богачи, и не только из РФ, с удовольствием инвестировали бы в «Страну души», но пока это равносильно утечке денег в черноморский песок.


С комфортом в Абхазии, конечно, проблемы, но шикарное море и природа никуда не делись. © Фото Юлии Ефремовой

Абхазия, эта жемчужина Черного моря, с фантастической природой и климатом, сейчас живет воспоминаниями о туристической Мекке, какой она была до «ухода» из состава Грузии и войны с ней. Туристические и санаторно-курортные объекты, в том числе элитные, были забиты до отказа: известные актеры, режиссеры, музыканты, писатели, иностранцы из «дружественных» и среднелояльных к СССР стран едва ли не 12 месяцев в году фланировали по сухумской набережной, прожигали жизнь в Пицунде, Гаграх, в Новом Афоне, на озере Рица и других экзотических уголках Апсны. И, конечно, отдых в Абхазии, пусть даже «дикарем», был доступен и народу «попроще».

То ли дело сейчас. Частично признанная республика (ее «независимость» официально поддержали только Россия, Никарагуа, Венесуэла, Сирия и Науру) с трудом перебивается. Нет тех толп отдыхающих разного финансового и социального «калибра», да и относительно приличных условий для их размещения — раз-два и обчелся. Между тем туристическая отрасль является главной статьей дохода как для казны, так и для простых хозяев койко-мест. Нет и ощущения порядка и упорядоченности — фактически половина республики из руин еще не восстала. Типичная для Абхазии картина: рядом с частной ухоженной виллой — разрушенные дома, пустоши, свалка. Хотя после окончания войны прошло 30 лет, и Россия «плотно» осела в Абхазии: помимо того, что она фактически содержит ее, на территории республики дислоцированы российские военные базы. Но российский бизнес не спешит сделать из Апсны туристический рай. И, вероятно, такая осмотрительность — надолго. Почему?

Власти Абхазии годами оптимистично говорят о создании условий для инвестирования в республику, но дальше риторических посылов дело не идет. Первое и самое главное: Абхазия не признана мировым сообществом в качестве независимого государства, и любая деятельность на ее территории считается нелегитимной. Многие крупные российские и другие компании опасаются, что активность в «Стране души» может стать серьезным препятствием для их деятельности на международном уровне. Из крупных российских компаний, которые, несмотря на имеющиеся риски, инвестируют в Апсны, можно выделить разве что «Роснефть» и «Мегафон».

Но Абхазия и сама ограничивает инвестиционную активность РФ полным отсутствием защиты прав собственности. Москве это очень не нравится, она особо налегает на внесение изменений в законодательство, не разрешающее продажу недвижимости россиянам, которые, понятно, желают приобрести ее в привлекательных для туризма и проживания местах.

Тем не менее, сделки с жильем россиянам хоть ограниченно, но все же удается провернуть по так называемой «серой схеме», однако риск потери денег очень высок. Как признают сами абхазские власти, у россиян есть желание инвестировать в строительство, туризм, энергетику, банковскую сферу, но, помимо вопроса международно-правового статуса страны, права собственности, для них еще и остро стоят проблемы физической безопасности и политической нестабильности. Поэтому бизнес россиян в Абхазии ограничивается, в основном, торговлей, быстрым денежным оборотом.

В общем, Абхазия для российских инвесторов — это, конечно, не Кипр и Нидерланды, куда они охотно вкладываются, игнорируя соседнюю территорию, все больше погружающуюся в «черную дыру». Показательно, что и сами абхазы предпочитают вкладывать деньги не в развитие собственной страны, а делать бизнес за границей. Тем временем экономический кризис затягивается на родине на длительное время.

Казалось бы, самой выгодной сферой инвестирования, с учетом прекрасного климата и невообразимых красот, является туризм. Но на нем зарабатывают небольшое число людей в летний сезон, поскольку едут в Абхазию, в основном, несостоятельные граждане, и заманить их сюда на подольше не удается. Помимо тяжелой криминогенной обстановки, приезжие сталкиваются с частыми перебоями в подаче электроэнергии и воды, отсутствием отопления — даже в центре Сухума и даже в его лучшей гостинице.

Нынешний май стал месяцем многочисленных туристических форумов в Абхазии, которая, как всегда перед началом очередного летнего сезона утверждает, что приедет не менее миллиона туристов. Их ждут, хотя можно сказать, что лишь терпят — из-за денег. Но чтобы россияне остались на жительство — ни в коем случае, потому как, считают абхазы, может измениться демографическая ситуация. И вообще «засилье русских» приведет к «утрате суверенитета и языка». Словом, установка такая: абхазов в республике должно быть больше, чем представителей других этносов — «мы выгнали грузин не для того, чтобы их места заняли русские».

Но теперь места нежеланных потихоньку занимают потомки махаджиров, их сейчас в Абхазии около 4 тыс. человек. Они держат магазины и рестораны, разговаривают по-турецки. Правда, не все местные в восторге от репатриантов — «турецкие абхазы занимают места настоящих абхазов». Так что в «Стране души» они все же чужаки, хоть и боролись за ее «независимость». В местное общество махаджиры не включены. В перспективе это может стать причиной нового конфликта в Абхазии.

Но вернемся к туристической отрасли. Помимо проблем с инвестициями, восстановлением знаменитых курортов, ей явно не хватает элементарного умения обслуживать гостей, чему надо учиться, то есть готовить горничных, официантов, барменов, менеджеров и т. д.

На прошедшем недавно в Сухуме форуме «Абхазия — страна души 2021» министр туризма Теймураз Хишба представил проект стратегии развития отрасли до 2030 года. Проанализировав этот документ, приходишь к выводу, что реально место имеет имитация деятельности чиновников и марание бумаги, поскольку, исходя из вышеназванных причин, инвестиционной привлекательности республика лишена.

Туроператоры приводят еще множество причин, по которым туризм в Абхазию (напомним, он практически только российский) пробуксовывает. Например, сложности с переходом границы на реке Псоу (несмотря на то, что россиянам виза не нужна), отсутствие авиасообщения с РФ (аэропорт в Сухуме не работает с войны прошлого века). Кроме того, популярного в советские времена санаторно-курортного отдыха здесь фактически нет — разве что с натяжкой на одном объекте, поскольку нет ни соответствующей инфраструктуры, ни оборудования, ни медицинских кадров. Власти Абхазии говорят, что вот будут у них санатории, и врачей станут выписывать из России — на месяц-два. Столь абсурдный подход к кадрам в республике, где раньше санатории работали круглогодично, в комментариях не нуждается.

Проблема и с обслуживанием банковских карт — их принимают далеко не везде, а большинство туристов предпочитает безналичный расчет. В общем, Абхазия находится в отрыве от более или менее цивилизованных условий туризма и отдыха, поэтому, как сетуют сами местные, «к нам едут только бедные». То есть туристы эконом-класса, а то и просто экскурсанты на денек. Впрочем, каждый турист — это пусть жиденькая, но все же инвестиция в скудную абхазскую экономику.

Выше были упомянуты проблемы с отсутствием аэропорта — власти надеются, что его задействуют в 2024 году. По решению Международной организации гражданской авиации ICAO, он закрыт с 1993 года. Приведение аэропорта в рабочее состояние может взять на себя разве что «Росавиация», но это весьма затратная затея, которая наверняка не окупится. Второе: кто станет летать без риска попасть под международные санкции? Разве что российские внутрирегиональные перевозчики. Если аэропорт действительно удастся открыть, поток туристов несколько увеличится за счет полетов из российской глубинки.

Но, заметим, дешевый отдых в Абхазии в этом году подорожал. Короткий обзор цен на месте показал: если в прошлом году за сутки проживания в частном секторе, без учета питания, брали, в среднем, 1,5 тыс. рублей, то сейчас это удовольствие влетит в 2 000 — 2 200. В гостевых домах цены колеблются в пределах 2 000 — 3 000 рублей. Для эконом-туриста это уже дорого — дешевле и комфортнее провести отпуск в Турции.

Благо бы еще сервис в Абхазии был хотя бы среднего уровня. Но, как это ни парадоксально, местные жители не считают его приоритетным — они предпочитают торговлю и работу в госсекторе, особенно в правоохранительных органах. Ведь занятость здесь — круглогодичная, соответственно доход — относительно стабильный.

Как бы то ни было, а очень непритязательный, в бытовом плане, приезжий, которому еще и посчастливится не попасть в какой-нибудь переплет, равнодушным к красотам Абхазии не останется: Пицунда, Рица, Новоафонская пещера, сухумский ботанический сад при всей их неухоженности остаются на месте. А пляжи, хоть и не слишком чистые и благоустроенные, не забиты под завязку — как, например, в Сочи. И если «бросить якорь» в Каштаке, можно насладиться чистотой моря и безлюдьем. Местные, кстати, потому и предпочитают отдыхать именно здесь.

Андрей Николаев


Читайте также В Сочи из-за стоимости аренды жилья избили экс-солиста группы «Лесоповал»

В Абхазии после ранения двух российских туристов возбудили дело

«Это политическое издевательство над людьми»: Волочкова прокомментировала сообщения о переполненных черноморских курортах