Готов ли Эрдоган к большой войне с талибами?

У Турции есть конкретные планы закрепиться в Афганистане, опираясь там на тюркские народы, рассказывает востоковед Виктор Надеин-Раевский.


Далеко не все в Анкаре согласны, чтобы турецкие солдаты шли под пули за идеи Эрдогана. © Фото с сайта lazarevsky.club

Афганское движение «Талибан» (признано террористическим и запрещено в России) выступило с недвусмысленными угрозами в адрес Турции, если та оставит хотя бы небольшую часть своих войск в Афганистане.

«Объявление турецких правителей о продолжении агрессии против нашей страны по просьбе и решению Соединенных Штатов вызывает у нас ненависть и вражду и наносит ущерб двусторонним отношениям», — сказано в заявлении, распространенном афганскими СМИ.

Как известно, в середине июня президент Турции Реджеп Эрдоган договорился со своим американским коллегой Джоном Байденом, что после вывода американских войск из Афганистана турецкие военные возьмут под охрану аэропорт Кабула.

Назвав это решение «зловещим», талибы подчеркнули, что такие шаги «создают проблемы и трудности между турецким и афганским народами». «Мы настоятельно призываем турецкие власти отменить его во избежание нанесения ущерба обеим странам», — говорится в заявлении.

О том, как далеко могут зайти противоречия Турции и «Талибана», обозреватель «Росбалта» поговорил со старшим научным сотрудником Группы институциональных проблем международных отношений ИМЭМО РАН Виктором Надеиным-Раевским.

— Каковы планы Анкары в Афганистане? Готовы ли турки влезть в эту страну всерьез и надолго или речь идет о небольшой локальной операции по охране кабульского аэропорта?

— Пока речь идет именно об охране аэропорта, потому что именно там сейчас и сосредоточены турецкие части. Это больше важно для эвакуации тех, кого надо эвакуировать, а также для снабжения боеприпасами афганской армии. Дополнительные войска турки вводить пока не планируют. Оппозиция в Турции выступает против того, чтобы турецкие солдаты погибали за идеи Эрдогана.

— А чем Афганистан интересен Эрдогану?

— Для турецкого лидера эта страна важна как плацдарм в рамках его пантюркистского проекта. Он считает, что Турция должна быть руководителем всего тюркского мира. Из тюркских народов в Афганистане проживает некоторое количество туркмен и довольно много узбеков. Военизированными формированиями последних командует известный генерал Абдул-Рашид Дустум.

Турки в значительной степени рассчитывают в Афганистане на поддержку тюркских меньшинств. Однако талибы уже заявили, что рассматривают любые турецкие военные подразделения как оккупантов.

— Это заявление талибов ставит Эрдогана, который не один год последовательно выстраивает свой имидж сильного лидера, в довольно непростое положение, особенно в мусульманском мире, где ты или тот кому подчиняются, или слабак, который должен подчиниться другому. Если он выведет свой контингент из Афганистана, талибы скажут, что он испугался. Если нет — придется серьезно погрузится в афганские дела, а это, как мы знаем, та еще перспектива…

— Для турок здесь есть несколько вариантов действий. Дело в том, что в Афганистане, как и в Турции, большую роль играют различные тарикаты (суфийские ордена). Если турки попытаются укрепить свои идейные позиции в этой сфере, то определенное влияние в Афганистане они смогут получить.

Существует 12 основных братств. У каждого из этих орденов своя позиция в вопросах веры, трактовка ислама, свой подход к личности пророка Мухаммеда и так далее. Тот же Эрдоган, скажем, относится к тарикату Накшбандия. В Афганистане этот орден также достаточно популярен. Если Эрдогану удастся наладить эту связь, то тогда можно будет говорить об усилении его позиций в этой стране. Это не значит, конечно, что представители одного ордена не могут враждовать. Скажем, главный противник турецкого президента — проповедник Фетхуллах Гюлен, живущий в США, тоже член тариката Накшбандия…

Но прогнозировать, как будут развиваться события в Афганистане сложно — правительственные войска пока терпят поражения.

— И все же я хотел бы уточнить свой вопрос. Готова ли, на ваш взгляд, Турция серьезно закрепиться в Афганистане?

— Намерения закрепиться там у турок есть. А вот насколько это позволят их возможности, сказать трудно. Турецкая армия — крупнейшая на Ближнем Востоке, очень неплохо подготовленная и мотивированная. Но насколько Турции удастся распространить свое влияние в Афганистане — большой вопрос. Афганистан — это та страна, которая не живет ни под какой оккупацией.

— Есть еще один существенный момент во всей этой коллизии. «Талибан» напрямую угрожает Турции, однако хорошо известно, что талибам покровительствует Пакистан, у которого в свою очередь прекрасные отношения с Анкарой…

— Это да. Пакистан большой друг Турции. Идейные братья, и Эрдоган это очень ценит. Больше того, пакистанцы принимали участие в недавней армяно-азербайджанской войне на стороне Баку. А турки командовали практически всей этой операцией.

— Получается очень странная конструкция. У турок прекрасные отношения с пакистанцами, от которых зависят талибы, но при этом последние угрожают Турции…

— У турок прекрасные отношения с Исламабадом, с пакистанской разведкой и спецназом, с которыми они проводили совместные учения. Но талибы у Пакистана не на коротком поводке, он ими не очень-то и командует. В Пакистане есть труднодоступные районы, которые «Талибан» полностью контролирует. Официальный Исламабад это не очень одобряет, но сделать ничего не может.

— То есть у Пакистана с талибами тоже неоднозначные отношения?

— Да, неоднозначные. Кроме того, талибы тоже разные. Есть воинственные, есть более политизированные, которые умеют договариваться.

— Иными словами, прогнозировать ситуацию с турецкими войсками в Афганистане сейчас рано?

— То, что у Турции есть конкретные намерения закрепиться в Афганистане, опираясь там на тюркские народы и то, что она попытается реализовать этот план — об этом мы можем говорить с определенностью. Но в исконно пуштунских районах Анкара неизбежно войдет в столкновение с талибами.

— Получается, теперь мы можем стать свидетелями турецко-афганской войны?

— Не исключено. Сможет ли Турция ее вынести, учитывая, в том числе, и сложности с поставкой вооружений, логистикой — пока вопрос. Там все будет непросто.

Беседовал Александр Желенин


Читайте также Инфекционист Пшеничная назвала признак осложнения при коронавирусе

Путин назвал нерешенные проблемы в России

Путин спрогнозировал рост экономики России на конец 2021 года