Идея стратегического союза Москвы и Анкары не выглядит фантастичной

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Российские депутаты и сенаторы допускают возможность более глубокой интеграции двух ведущих государств Евразии.


Отношения России и Турции при Путине и Эрдогане улучшаются, несмотря на множество противоречий. © Фото с сайта www.kremlin.ru

«Союз между русским миром и тюркским был бы очень хорошим и знаковым событием. Дружба сама по себе хороша. А с учетом того, что русский и тюркский мир очень влиятельные образования, они могли бы сыграть достаточно серьезную роль в сохранении мира и согласия на нашей земле, — заявил член комитета по международным делам Совета Федерации Сергей Цеков. — Тюркский мир, если судить по археологическим раскопкам, формировался на территории современной России, поскольку наиболее ранние памятники тюркской культуры были найдены в Сибири. Это факт исторический, и то, что тюрки являются довольно значительной частью граждан России, — тоже факт».

Сенатор прокомментировал высказывание пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова о том, что центр «тюркского мира» находится в России — на Алтае, а также появившиеся на этой неделе публикации в российской и зарубежной прессе о возможном в ближайшее время значительно более тесном сотрудничестве России и Турции на международной арене.

По мнению зампредседателя Комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Олега Матвейчева, Россию все активнее пытаются зажать в геополитические тиски и с Запада, и с Востока. Поэтому неудивительно, что последнее время в политических кругах стала все более активно обсуждаться возможность поиска союзников России на южных рубежах нашей страны.

«В декабре прошлого года экс-сенатор Фархад Ахмедов выступил с неожиданной тогда для многих идеей создания Союзного государства России и Турции, в которой он обрисовал все выгоды сближения двух стран, — пишет в своей статье «Турецкому «Царь-граду» поможет русский щит?» Олег Матвейчев.

«Эта мысль тогда выглядела неожиданной и несколько экстравагантной. Сегодня она, кажется, начинает восприниматься как необходимость», — считает парламентарий.

Как пишет Матвейчев, Турция является членом НАТО, но Реджеп Эрдоган проводит самостоятельную политику и постоянно подвергается критике европейцев и американцев. Таким образом, Россию и Турцию, можно сказать, толкают в объятия друг к другу.

«Объединение транзитных возможностей Турции и запасов природных ресурсов России открывает колоссальные возможности для создания „центра силы“, с которым будут считаться и на Западе, и на Востоке», — считает депутат.

«Думаю, Дмитрий Песков не зря на этой неделе обозначил, что исторические корни тюркологической культуры находятся на нашем Алтае, — комментирует ситуацию первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по международным делам Сергей Кисляк. — Это говорит о том, что у нас действительно есть исторические корни для того, чтобы выстраивать более добрые и взаимодополняющие отношения между двумя странами».

По мнению замглавы Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Анатолия Лисицина, на Западе пытаются максимально обложить Россию политическими и экономическими противниками, и поэтому попытка наших двух стран сблизиться является для них большим раздражителем. Несмотря на это, считает парламентарий, Россия должна держать достаточно уверенный курс на сближение как с Турцией, так и с другими странами, с которыми у нашей сраны имеются общие задачи и сходные интересы.

«На мой взгляд, сегодня мы не можем говорить об идеологии стратегических союзов как таковой, в нынешних реалиях все достаточно подвижно, — считает член Комитета Совета Федерации по экономической политике Игорь Морозов. — Политика — прежде всего, вопрос конкретных перспектив и конкретных целей, поэтому на каких-то этапах нашим союзником может быть Китай, на каких-то Турция, все постсоветское пространство. Но поскольку Эрдоган фрондирует, его поэтому и не пригласили на так называемый „Саммит за демократию“, дав многозначительный сигнал, как ему нужно вести себя в дальнейшем».

По словам профессора Высшей школы экономики Владимира Лукина, внешнеполитические курсы Москвы и Анкары совпадают далеко не во всем. «Но это и нормально: где-то есть совпадающие интересы, где-то есть интересы расходящиеся, — считает экс-сенатор. — О каком бы то ни было союзе, по-моему, в реальности пока говорить не приходится. Но в любом случае, эта тема заслуживает серьезного изучения независимыми общественными экспертами».

Как полагает зампредседателя Комитета Совета Федерации по международным делам Андрей Климов, отказ от приглашения Турции на американский «Саммит за демократию» никоим образом не означает, что от Турции отстали. «Сегодня Эрдогана пытаются принудить следовать курсу, утвержденному Вашингтоном, по трем направлениям: в экономическом, пытаясь обвалить курс лиры, через поддержку оппозиции, одаривая ее деньгами, а также в попытках вбить клин между Турцией и Евросоюзом. Анкара всегда рассматривалась Вашингтоном как место, очень удобное для нажима на Россию. Это было и в советское время, и это остается и сегодня», — полагает сенатор.

Между тем, по словам депутата Госдумы Олега Матвейчева, идея союзного государства России и Турции, предложенная Фархадом Ахмедовым, уже не выглядит в настоящее время столь фантастичной, как прежде, и постепенно обретает реальные очертания.

«Русский щит на воротах Царь-града может приобрести иной геополитический смысл и будет не только стратегически выгодным для обоих государств, но и может стать центром притяжения для стран, которые не хотят жить в однополярном мире», — резюмирует парламентарий.

Сергей Петров


Читайте также В России поменяется порядок выплаты пенсий

«Это просто бизнес»: Турция не хочет ввязываться в конфликт в Донбассе

Россия в октябре закупила у Турции судов и яхт на десятки миллионов долларов