В России снова «просто так не сажают»

Вновь мы видим простодушную уверенность, что если приговор вынесен — значит было за что. Такой подход дает властям карт-бланш на любой произвол.


Трудно вспомнить, когда бы суд у нас учитывал свидетельства, говорящие в пользу обвиняемого по «политическому» делу. © Фото ИА «Росбалт», Антонида Пашинина

На фоне волны общественного возмущения, которую вызвал приговор суда в отношении молодого актера Павла Устинова, избитого и арестованного полицией 3 августа, в то время когда множество российских знаменитостей, шоумены, актеры ряда театров выступили и продолжают выступать в его поддержку, диссонансом прозвучал комментарий певца Влада Топалова. Он на странице в соцсети своего бывшего коллеги, тоже певца Сергея Лазарева написал так: «Как сказал герой Высоцкого в Месте Встречи: „запомни, Шарапов, наказаний без вины не бывает“......ну, у нас не каменный век и не инквизиция, чтобы без вины сажали на 3,5 года. Не укладывается в голове. Если честно, не согласен со всей этой волной: а он воооообщеее не виноват, а вон какое наказание… Добавлю. Я считаю, что часто приговор в нашей стране не всегда сопоставим с проступком, да. Но чтобы НЕВИННЫЕ были в зале суда — не согласен» (орфография и пунктуация сохранены).

Напомним, что судья тверского суда Москвы Алексей Криворучко (кстати, фигурант «списка Магнитского»), вынес Устинову приговор по статье за якобы совершенное «насилие опасное для жизни или здоровья» одного из росгвардейцев, задерживавших его. На записи этого задержания, доступной миллионам людей, хорошо видно, как несколько росгвардейцев без видимой причины неожиданно срываются с места, набрасываются на спокойно стоящего человека, валят его на землю и бьют дубинками. Причем вместе с Павлом падает и один из блюстителей закона. Вероятно, именно в этот момент и произошел тот самый вывих плеча росгвардейца, который стал поводом для возбуждения уголовного дела.

Слово «демонстрант» в отношении Устинова взято в кавычки не случайно, поскольку, судя и по его собственным показаниям, и по показаниям его старшей сестры Юлии (кстати, бывшей росгвардейки), тот вообще оказался в этом месте случайно и даже не знал, что там тогда происходило. По словам родственников Устинова, которые приводит издание «Медуза», политикой Павел никогда не интересовался, ни на какие митинги не ходил, а в месте, где его скрутили, должен был встретиться с человеком, который пообещал ему работу.

Естественно, все эти показания, как и видео задержания Устинова, судьей Криворучко были проигнорированы. «Естественно» — не потому, что Криворучко человек из «списка Магницкого», а потому что я вообще не помню, когда бы суд у нас учитывал свидетельства, говорящие в пользу обвиняемого по «политическому» делу. Ну, нет у нашего суда такой традиции. Не случайно у нас менее одного процента оправдательных приговоров…

К сожалению, традиции наших правоохранителей несколько иные — «шить» уголовные дела против невиновных. Что, кстати, невольно подтвердила в своем интервью и сестра Павла Устинова, которая, возмущаясь произволом, надуманностью приговора ее брату, тем не менее говорит: «Но я бы не стала лично винить прокурора и следователя. Они выполняли свою работу. Думаю, не стоит тут говорить, какие они плохие. Они делают свою работу».

То есть, фабрикация уголовных дел, ложные обвинения в отношении невиновного, даже если он твой брат, для человека из «органов», каковым является Юлия, это — их «работа»… А мы-то, по простоте душевной думали, что их работа — это защита закона, а не его нарушение…

Однако сейчас я о другом. На фоне очевидно несправедливого приговора суда, на фоне реакции общества, в массе своей возмутившегося этим приговором, находится человек, достаточно известный и молодой — певец Влад Топалов, — который пытается доказать, что у нас «просто так не сажают», цитируя героя фильма «Место встречи изменить нельзя» Глеба Жеглова.

Не скрою, я погуглил, кто такой певец Топалов. Когда увидел, что он член Общественного совета «Молодой гвардии Единой России», многое стало понятно. В общем, и спорить, доказывать что-то как-то стало бессмысленно — человек близкий к партии власти эту самую власть как может, так и защищает. Что тут удивительного?

Однако нелепость методов, к которым он прибегает, демонстрируемое им общее невежество — все это не стоило бы обсуждений, если бы не то обстоятельство, что Влад Топалов, вероятно не один такой. Он хотя бы даже по своему возрасту (33 года) — человек поколения, выросшего и сформировавшегося при Путине. Когда нынешний президент России взошел на вершину власти, будущему певцу Топалову было всего 13, а значит ни другого президента, ни другой, кроме нынешней государственной идеологии он толком не знает. Хорошо, что он смотрел замечательный фильм Станислава Говорухина «Место встречи изменить нельзя». Плохо, что понял фразу, да и сам образ Жеглова, блестяще сыгранного Владимиром Высоцким, с точностью до наоборот. У Высоцкого ведь, как, впрочем, и у режиссера фильма, Жеглов — это фигура хотя и симпатичная, но неоднозначная. Не случайно, Жеглов, слова  которого, не поняв, процитировал Топалов, мурыжит в застенках невиновного Ивана Груздева, обвиненного в убийстве жены.

Многие знают, что прототипом Груздева и его дела стала реальная история врача, кандидата медицинских наук Евгения Миркина, также обвиненного в убийстве супруги. Именно «самым справедливым в мире» советским судом Миркин был приговорен к смертной казни. Впрочем, ему по тем временам фантастически повезло — оперативники МУРа нарыли доказательства его невиновности. Случай и для той, и для нынешней эпохи крайне редкий. Обычно они «добывают» доказательства виновности, а если их нет, то создают сами…

Топалову стоило бы знать, что в начале 2000-х годов даже представители исправительной системы (ФСИН) признавали, что 70% заключенных, находящихся в наших лагерях и тюрьмах, это невиновные люди. Что-то подсказывает, что этот процент и сейчас мало изменился.

Кстати, фразу «у нас просто так не сажают», очень популярную в советское время, произносит героиня еще одного отличного советского фильма конца 1980-х — «Холодное лето пятьдесят третьего…». Ее в глаза политзэку, как раз отсидевшему ни за что по доносу, произносит девочка из поморского села. Она тогда так же верила в абсолютную справедливость родного суда, как сейчас Влад Топалов.

Но и это не главное. Подтверждать свои предположения о том, что у нас невиновных не сажают, художественным фильмом, снятым 40 лет назад, по роману, написанному 43 года назад и посвященному событиям 70-летней давности — верх невежества и наивности, граничащей с глупостью.

Простодушно демонстрируемая Топаловым уверенность, что если приговор вынесен — значит было за что, сам этот подход, становится механизмом оправдания произвола правоохранителей, поскольку дает им карт-бланш на любые противозаконные действия. Как, собственно, это и было в сталинские годы, о которых идет речь и в романе Вайнеров, и в фильме Говорухина.

Возможно, будучи человеком, близким к «партии власти», популярный молодой певец уверен, что чаша сия его минует. Так вот и здесь он ошибается. Среди незаконно репрессированных в сталинские годы было множество членов правящей тогда партии.

Вот такие уроки стоило бы выучить всем, кто сегодня так или иначе пытается оправдывать произвол власти. От сумы и от тюрьмы…

Александр Желенин


Ранее на тему Песков: Указ об отставке главы ФСИН пока не опубликован