Posted 15 мая 2023,, 07:30

Published 15 мая 2023,, 07:30

Modified 1 февраля, 20:08

Updated 1 февраля, 20:08

Евгений Коган. Перекрывание вентиля дает лишь краткосрочный эффект

15 мая 2023, 07:30

Поговорим немного о нефти. Ну и разумеется — о доходах от нее родимой. Попробуем оценить падение нефтегазовых доходов за весь 2023 год, исходя из данных за январь–апрель. Конечно же, грубо.

Почему в январе–апреле 2022 года они были так высоки — суммарно 4,77 трлн рублей?
1. Высокие цены на энергоносители.
2. Все еще высокие объемы экспорта нефти и особенно газа.
3. Резкое падение рубля.

Все три фактора сейчас ушли. Возможно, часть из них вернется. Но точно не все — о восстановлении экспорта газа в Европу речь сейчас не идет. Именно экспортная пошлина на газ рухнула сильнее всего — на 77,21%. Впрочем, в абсолюте это 575 млрд рублей — второе меньше 1,75 трлн рублей падения НДПИ на нефть. Именно НДПИ на нефть всегда определял львиную долю (70-75%) нефтегазовых доходов. И он получил основной удар от падения цен на нефть и роста дисконта российского сорта Urals к Brent. Если бы дисконт Brent был таким, как в прежние времена, то доходы бюджета при нынешнем курсе рубля были бы примерно на 25% выше. Но имеем то, что имеем.

Хорошая новость для бюджета в том, что теперь дисконт не будет превышать $25 за баррель. Формально с июля, но фактически уже пару месяцев. Значит, при сохранении цен, объемов экспорта, курса рубля нефтегазовые доходы дальше снижаться не должны.

А объемы? Правительство приостановило публикацию данных по добыче до 1 апреля 2024 года. Поэтому судить о ней мы сможем только по косвенным признакам. <…> Вице-премьер Александр Новак заявлял о сокращении добычи на 500 тыс. баррелей в день до конца 2023 года. Эта мера идет в соответствии с общей политикой ОПЕК+.

Bloomberg пока не замечает сокращения морских перевозок. В среднем морской экспорт из России с начала года, несмотря на ограничения, примерно на 10% (или 0,33 млн баррелей в день) выше, чем в 2022 году. Таким образом, все упирается (сюрприз-сюрприз) в цены на нефть.

Предсказание цен на нефть всегда было гаданием на кофейной гуще. Вот и сейчас всем уважаемым предсказателям, начиная с Goldman Sachs, очевидно, что $100 не за горами. Но что-то почему-то постоянно мешает…

Главный пакостник, конечно, — это Джером Пауэлл и его друзья из ФРС. Все никак не уймутся с ростом ставок. Рецессия — уже не фантастика. Спрос на все товары слабеет. Нефть — одна из самых уязвимых.

Вроде бы, и черт с ней, с американской рецессией. Это до кризиса 2008 года Америка импортировала более 12 млн баррелей в день нефти и нефтепродуктов. Ослабление спроса там обрушало мировые цены.

Теперь все по-другому:
— потребление бензина давно снижается;
— добыча выросла;
— США уже год как чистый экспортер суммарно по нефти и нефтепродуктам — экспортируют порядка 2 млн б/д.

Китай тем временем в хороший месяц импортирует до 11 млн б/д. То есть фактически заместил Штаты в качестве главного нефтяного голодающего. Надежды на рост цен связаны именно с ним.

Казалось бы, после снятия ковидных ограничений экономике деваться некуда, кроме как быстро расти. Разговоры об этом не стихают с начала года, но результаты пока разочаровывают. В апреле промышленный PMI был ниже 50, сигнализируя замедление.

Отсюда решение ОПЕК сократить предложение на 2 млн б/д. В начале апреля оно для многих стало неожиданностью и вызвало скачок цен. Мы же ожидали подобного развития событий.

Теперь ОПЕК в непростом положении. Отсутствием свободных мощностей уже не напугаешь, а текущего спроса не хватает для ощущения дефицита на рынке даже после сокращения добычи. Ясно, что при необходимости ОПЕК сократит добычу еще раз. Однако вряд ли это случится уже в начале июня во время встречи ОПЕК+.

Но так или иначе перекрывание вентиля дает лишь краткосрочный эффект. Для долгосрочного эффекта нужно оживление экономики. Будет оно — будут расти цены и доходы российского бюджета.

Вывод: стабилизация дисконта Urals к Brent и поддержка цен со стороны ОПЕК, вероятно, позволят нефтяным доходам российского бюджета до конца года не упасть заметно ниже января-апреля. Это значит, что в целом за 2023 год можно ждать примерно 6,5-7 трлн рублей нефтегазовых доходов. Если повезет, то даже чуть больше. По сравнению с 11,59 трлн рублей в 2022 году в любом случае скромно. С учетом роста расходов не исключаем, что для балансировки бюджета потребуется ослабление рубля.

Евгений Коган, экономист, автор Telegram-канала bitkogan