Дым отечества: почему не удается остановить лесные пожары?

К масштабным возгораниям приводят развал системы охраны, изменение климата, бюрократия и элементарная безграмотность.


Контролировать огонь в природе в России еще не научились. © FreeImages.com Content License

В Якутии полыхают 156 пожаров, из которых власти планируют тушить только 72 очага. Якутским дымом уже окутаны соседние регионы: Красноярский край, Иркутская область, Тува, Бурятия и уральские города. Смог накрыл даже Северный полюс, о чем сообщили в NASA. Не отстают и другие регионы страны: не так давно пожары полыхали в Карелии — в республике действовало 33 лесных пожара на площади 7280 га и был введен режим ЧС.

Почему российские леса горят каждый год? Есть ли возможность предотвратить пожары и как из этой ситуации выходят другие страны? Отвечают политики, экологи и эксперты лесной отрасли.

Алексей Ярошенко, глава лесной программы «Гринпис» России:

«В России от пожаров в среднем ежегодно гибнет 3-4 млн гектаров леса, даже если не считать еще не сомкнувшиеся молодые леса, например, на зарастающих сельхозземлях или недавних вырубках. При пожарах такого масштаба и с такой географией, как в нынешнем году, можно ожидать гибели лесов от огня на площади примерно 5-6 миллионов гектаров, а может быть и больше, поскольку пожароопасный сезон еще далек от завершения.

Чтобы предотвратить или уменьшить пожары, нужен целый комплекс мер. Мы предлагаем следующие: сократить площадь неохраняемых лесов, исключить огонь из сельского и лесного хозяйства, полностью финансировать переданные субъектам РФ лесные полномочия. Важно также высвобождать ресурсы на охрану лесов за счет сокращения бумагооборота и исключать законодательные мотивы к выжиганию лесов. Поможет усиленная охрана федеральных особо охраняемых природных территорий, противопожарное просвещение населения, развитие пожарного добровольчества на природных территориях. И, наконец, создание системы достоверного учета всех типов ландшафтных пожаров.

К сожалению, в России очень многое системно делается не так. Правительство принимает множество тактических решений, когда уже начало гореть — иногда даже вполне правильных. Но эффективной стратегии борьбы с лесными и вообще ландшафтными пожарами у него нет. Поэтому многие стратегически важные решения оказываются ошибочными и приводят к катастрофическим последствиям.

Таким решением стало принятие в 2006 году нового Лесного кодекса РФ, который разрушил старую экономическую модель существования лесного хозяйства и старую систему охраны лесов и не создал ничего работоспособного взамен. Эта фатальная ошибка до сих пор не исправлена. После того, как лесное хозяйство перестало быть
экономически самодостаточной отраслью, охрана лесов и хотя бы минимальный порядок в освоенных лесах практически целиком зависят от бюджетного финансирования — а его бюджет не обеспечивает.

Для нормального исполнения переданных регионам лесных полномочий нужно около 100 млрд рублей в год — а получают они немногим более тридцати, причем сибирские и дальневосточные регионы финансируются хуже всех. При таком уровне финансирования обеспечить охрану лесов, в том числе от огня, невозможно. А задержка с обнаружением и началом тушения пожара даже в несколько часов, а тем более дней, приводит к тому, что на тушение требуется в разы или десятки раз больше сил и средств, которых обычно у регионов просто нет».

Константин Кобяков, главный координатор проектов по лесам высокой природоохранной ценности WWF России:

«Природные явления, типа гроз, вулканов и метеоритов, действительно могут стать причиной пожара, но частота возгораний многократно увеличилась после того, как человек овладел огнем. И с давних пор главный фактор пожаров на планете — антропогенный. В России неудовлетворительно работает система отслеживания причин пожаров, значимость природных факторов завышается, а виновных ищут без энтузиазма. Хотя по данным научных исследований порядка 95% возгораний случаются именно по вине человека.

Причем весной речь идет о намеренных поджогах, когда люди сжигают траву, чтобы почва стала более плодородной или чтобы избавиться от клещей — хотя это, по большому счету, мифология. Есть и организации, типа железнодорожников, автодорожников, электриков, которые выжигают свои территории, чтобы избавиться от сухой травы. Популярен и миф о том, что такие поджигания профилактируют пожары. На самом же деле трава растет так же, однако выживают те злаки, что устойчивы к пожарам, но при этом лучше горят. Иными словами, риски новых возгораний лишь возрастают.

Летом пожары возникают, в основном, из-за неосторожного обращения с огнем — это окурки, плохо потушенные костры, мангалы, неисправная техника с искрами из глушителей. Соображения по поводу намеренных поджогов ради дешевой заготовки леса — тоже скорее мифология, практического смысла от таких действий мало.

Вообще пожары выходят из-под контроля не только у нас, проблемы даже у государств с серьезными бюджетами на пожаротушение — например, в США и Австралии риски катастрофического развития событий не исчезают. Греция, Турция, Африка, как мы знаем, тоже страдают от пожаров.

© Скриншот онлайн-картыNASA лесных пожаров в мире

Но есть страны, которые более или менее справились с такими проблемами, например, скандинавские, хотя нас и сложно сравнивать по площадям. Там людей приучили аккуратно обращаться с огнем большими штрафами, тщательным расследованием возгораний и просвещением со школьной скамьи.

Кроме того, за огромными лесными территориями в России следит очень маленькое количество лесных инспекторов, которые, ко всему прочему, завалены бюрократической работой. А еще в сфере пожаротушения катастрофический недостаток людей, техники и финансов, хотя, как мы уже говорили, пожары деньгами не залить. Но та ситуация, что сложилась сейчас, абсолютно неприемлема».

Илья Гращенков, президент Центра развития региональной политики:

«Есть три причины регулярных пожаров в России.

Первая — развал системы охраны лесов, которая была в Советском Союзе. Многие вспоминают, что тогда в лес можно было зайти спокойно, были просеки, дорожки, никакого бурелома. Сейчас же любой окурок в засуху перерастает в большой пожар.

Вторая причина — изменение климата. В Якутии леса горят каждый год, и часто речь идет о верховых пожарах, к которым местные относятся наплевательски: горит, ну так всегда горит, верхушки повредятся, ну ничего страшного. В этом же году наблюдается засуха, таяние вечной мерзлоты, выбросы углекислого газа и грозы без дождей — настоящая экологическая катастрофа.

Третья причина — лесоохраной в основном занимаются муниципалитеты, которые платят лесникам 20-30 тысяч на бензин, чтобы проехать на машине. И никакого оснащения для окапывания определенных участков не дают. И деньги вроде бы на это выделяют, но их явно воруют — только кто и когда, непонятно.

Что касается того, что Владимир Путин поручил увеличить в Греции российскую группировку, борющуюся там с природными пожарами, тут, конечно возникают вопросы. Дети голодают, а родители раздают последние деньги нуждающимся — какая-то такая аналогия возникает».

Николай Шматков, директор Лесного попечительского совета (FSC России):

«Лесные пожары — не уникальное российское явление, масштабные катастрофы происходят в средиземноморских странах, в США и Австралии. В каждой стране свои особенности, хотя основная причина возгораний — всегда человек. В то же время большое значение имеет климат, который с каждым годом меняется. Затягиваются жаркие и засушливые периоды, риск возникновения пожаров возрастает. Кроме того, как климат влияет на пожары, так и пожары на климат — это порочный круг, подпитывающий сам себя. Если мы посмотрим снимки задымлений в Сибири из космоса, то обнаружим, что в этой области концентрируется огромное количество углекислого газа из-за дыма, который в свою очередь дает парниковый эффект. А в Якутии леса горят на вечномерзлотных почвах, происходит деградация вечной мерзлоты с выделением метана. Который как мы знаем, также серьезно влияет на атмосферу.

К сожалению, контролировать огонь в природе в России еще не научились, хотя в некоторых регионах прогресс есть. Вспомним пожары в Московской области в 2010 году, когда люди сидели по домам из-за смога. Сегодня такой проблемы нет. Что было сделано? Проведена работа с губернаторами, органами управления лесами и МЧС. В 2010 году среди пожарных царила неразбериха — возгорания не тушили, потому что службы не могли понять, к каким землям они относятся — это лес на землях сельхозназначения, государственный лесфонд, лес на землях поселений или какой-то еще. Тушить боялись из-за нецелевого расходования бюджетных средств.

Сегодня этот вопрос уже снят. Жестче правоохранители стали реагировать на пал сухой травы, была сформирована программа по обводнению торфяников, чтобы сделать их менее горючими. И если раньше пожарные отнекивались от тушения торфяных пожаров, которые начинались с небольшого дымка весной и разгорались во всю мощь летом, то сейчас реагировать стали и на дым.

Другое дело, что в Сибири и Якутии эти меры работать не будут, кальки не получится. И денег нет, и населения мало, и дорожная доступность хуже. Но решение найти можно, и одно из них — строго ограничить любое использование огня в лесу, призвать людей прекратить сжигать порубочные остатки.

А еще важно отслеживать, где возникают пожары, чтобы у каждого возгорания была четкая причина. Нужно дознаваться, кто виновен. Если лес вспыхивает вдоль рек — работать с рыбаками. Адресно разговаривать с геологами, туристами, штрафовать за костры.

Плакатами «Берегите лес» тут явно не обойтись. Если будет установлено, что пожары связаны с дорогами, поручить сотрудникам ДПС останавливать автомобилистов и предупреждать их, чтобы не разводили костры и не бросали сигареты. Провести опашку дорог, сделать минерализованные полосы. Глава Якутии уже упомянул эту методику, но регион горит каждый год — неужели раньше нельзя было пустить трактора? А вот частичная вырубка, кстати, не поможет, потому что на этом же месте появятся кустарники и бурьян, которые отлично полыхают весной».

Анжела Новосельцева


Читайте также В Волгоградской области лесной пожар перекинулся на хутор

В петербургском Ботаническом саду рухнул 160-летний дуб (фото)

Алексей Кондауров. Придется ждать, когда дымок до Кремля дотянется?