Глобальное потепление в Госдуме обозвали «аферой века»

Депутаты от оппозиции утверждают, что парниковые выбросы в РФ падают из-за того, что в стране не осталось ни заводов, ни коров.


Курс на «углеродную нейтральность» грозит нанести внушительный удар по доходам России, провозгласившей себя «энергетической державой». © СС0 Public Domain

Законопроект о так называемом углеродном регулировании заручился во вторник при рассмотрении в первом чтении в Госдуме поддержкой большинства депутатов. Дата его рассмотрения, весьма вероятно, была выбрана не случайно — на этой же неделе, в четверг, президент России Владимир Путин выступит на международном саммите по вопросам климата.

Принятый законопроект, по сути, стал первым шагом на пути выполнения обязательств, взятых Россией в рамках Парижского соглашения, к которому наша страна присоединилась в 2019 году. Напомним, Парижское соглашение пришло на смену Киотскому протоколу 1997 года и его подписантами выступают в настоящее время почти 200 государств. Все они обязались сокращать выбросы парниковых газов с целью не допустить роста температуры на планете в XXI веке выше двух градусов по Цельсию.

При этом некоторые страны, например, Китай уже провозгласили, что после 2050 года достигнут так называемой «углеродной нейтральности». Такие заявления означают, в том числе, что спрос на уголь, газ и нефть с каждым годом будут только падать и это нанесет внушительный удар по доходам России, которая в свое время провозгласила себя «энергетической державой».

С момента ратификации Парижского соглашения нашу страну обвиняли в том, что она медлит с его исполнением. Хотя есть президентский указ, предписывающий сокращение выбросов в России к 2030 году до 70% от уровня 1990 года. Между тем, по официальным данным, в 2018 году выбросы уже уменьшились на 48%. Таким образом, эксперты не видят рисков несоблюдения взятых обязательств.

Если коротко, законопроект об углеродном регулировании предусматривает мониторинг выбросов парниковых газов и углеродную отчетность для компаний. До 2024 года отчеты будут представлять предприятия с массой выбросов парниковых газов 150 тыс. тонн в год и более, а затем с массой 50 тыс. тонн. Также создается база для реализации так называемых добровольных климатических проектов, например, по восстановлению лесов, и система обращения так называемых «углеродных единиц».

Докладчик по законопроекту, замминистра экономического развития Илья Торосов, отвечая на вопросы депутатов, заверил, что новые нормы, по сути, не являются принудительными. «В законопроекте нет ограничений на выбросы, мы просто собираем статистику и позволяем делать добровольные климатические проекты. Возможно, появятся углеродные единицы, которые предприятия смогут зачесть, но никаких обязательств по сокращению выбросов нет и пока не планируется», — заверил замминистра.

Между тем, из пояснительной записки к проекту следует, что в будущем все же планируются штрафы за нарушения в предоставлении отчетностей по выбросам, также будет введено налогообложение углеродных единиц, которые, помимо всего прочего, будут считаться новой категорией имущественных прав. В целом же, под действие законопроекта подпадут ключевые отрасли российской экономики — топливно-энергетический комплекс, промышленность, жилищно-коммунальное хозяйство и сфера управления отходами.

Представители партии власти в Госдуме утверждают, что российская экономика и энергетика фактически уже сейчас являются одними из самых чистых в мире. «У нас порядка 80% объема электроэнергии генерируется либо совершенно безуглеродными методами либо низкоуглеродными, и мы по этим показателям опережаем многие страны, включая США, Германию или Китай. И Россия, как страна-экспортер, имеет один из самых низких углеродных следов в своей продукции. Мы находимся на пятом месте по выбросам парниковых газов (лидеры — Китай, США, Индия, Евросоюз)», — заявил в ходе обсуждения законопроекта глава комитета Госдумы по экологии единоросс Владимир Бурматов.

По его словам, законопроект позволит защитить российских экспортеров в связи с планами Евросоюза ввести к 2023 году так называемый трансграничный углеродный сбор. «Это грозит достаточно серьезными потерями для нашей экономики — примерно 5 млрд евро в год, потому что будет фиксироваться углеродный след в каждой продукции, перемещаемой через границу. И если он значительный, будут вводиться соответствующие пошлины или сборы, которые могут носить дискриминирующий характер для наших отечественных производителей, ставя их в неравное положение с европейскими», — пояснил Бурматов, добавив, что трансграничный сбор может затронуть в перспективе до 40% российского экспорта.

Между тем, в «Справедливой России» и в КПРФ вообще не видят смысла участия России в Парижском соглашении. Депутаты от этих двух фракций также напомнили, что сам этот документ не был ратифицирован российским парламентом, это было сделано распоряжением правительства.

«Глобальное потепление —- это опасный идеологический штамп в силу того, что мы, напротив, погружаемся в глобальное похолодание», — заявил «эсер» Олег Шеин со ссылкой на исследования некоторых климатологов. Его коллега по фракции Олег Нилов также назвал принимаемый закон «поддержкой аферы века, которую России без сопротивления продавливают наши партнеры». «Парижское соглашение собирается обложить всех данью и собрать за 30 лет 50 трлн долларов! У них не получилось разорвать в клочья российскую экономику — значит будет мягкое удушение с помощью вот таких соглашений», — убежден депутат.

А депутат Ольга Алимова из КПРФ напомнила, что с момента краха СССР и развала советской промышленности в России и так резко сократилось антропогенное воздействие на окружающую среду. «Поголовье коров сократилось с 60 млн до 8 млн, оставшиеся предприятия можно сосчитать по пальцам, деревни вымирают… Так что государство уже перевыполнило этот план (по сокращению выбросов). Уже отчеты некому будет скоро составлять», — заметила Алимова.

В ответ Торосов признал, что Россия и, правда, оказалась единственной страной в мире, которая сократила парниковые выбросы «и в процентном отношении, и в валовом больше, чем все другие страны». Однако это произошло, по его словам, «из-за обновления нашей экономики на атом и био. «То есть это сложный экономический вопрос», — заключил свое выступление замминистра.

«Что-то здесь не совсем чисто, не видно явных выгод для нашей экономики», — продолжал возражать коммунист Николай Коломейцев. Он обратил внимание на то, что новый закон потребует принятия 11 подзаконных актов. «Опять идет закон с неопределенными целями для последующего введения дополнительных налоговых и прочих сборов», — пришел к выводу депутат.

Однако, несмотря на все высказанные возражения, против принятия закона проголосовали всего 16 парламентариев.

Елена Земскова


Читайте также Байдена «очень обрадовало» выступление Путина на саммите по климату

День немецкого языка в Петербурге пройдет в онлайн-формате

Как уйдет Владимир Путин