Почему русские не делают прививку

Провал программы добровольной вакцинации от COVID-19 настолько очевиден, что эта картина нуждается в анализе и объяснении.


Конечный успех в борьбе с пандемией — вопрос доверия между властью и гражданским обществом. © Фото Софьи Сандурской, АГН «Москва»

Во время принудительных каникул президент РФ сделал два заявления по поводу COVID. Первое — каникулы помешали росту пандемии. И второе — темпы вакцинации в России снижаются. Непонятное отношение граждан, учитывая пропагандистскую канонаду о чудесном препарате Sputnik V, которым Россия одарила страждущий мир наподобие Спасителя, накормившего толпу пятью хлебами.

При этом едва ли не впервые за последние годы государство, которое достигло совершенства в обложении безмолвного народонаселения всяческими штрафами, консоляциями и взысканиями, расщедрилось и предложило бесплатное мероприятие. А в результате — на 32 миллиона произведенных доз только 9 миллионов граждан, сделавших прививку, за которой стоят очереди в других странах. Для сравнения — в Америке 150 миллионов человек поставили себе укольчик. Конечно, американцу жизненно важно не хворать, белозубо улыбаться и говорить на каждом углу «окей». У русских — что на койке валяться, что на службе горбатиться, особой разницы не будет. Но все же тотальное равнодушие к вакцинации после долгого заточения и карантина нуждается в анализе и объяснении.

Напомню, что президент Путин перед добровольной прививкой, которая была призвана гарантировать несокрушимость здоровья главы государства, но в большей степени — послужить для публики примером, заявил, что для достижения коллективного иммунитета необходимо вакцинировать 60 процентов населения и произвести 70 миллионов доз. Вторая задача близка к выполнению. Первая нынешними темпами не будет реализована до конца президентского срока. К тому же к 2024 году привитым гражданам надо будет делать вторую, а потом и третью прививку, поскольку со злым вирусом, похоже, придется жить долго. По всему выходит, благую затею с добровольной вакцинацией граждан России ожидает судьба майских указов и национальных проектов.

Сегодня, если верить опросам, 60 процентов наших граждан не желают делать прививку. Срыв кампании по вакцинации может обойтись очень дорого. В 2021 году за три месяца избыточная смертность в России выросла с 18 до 27 процентов. Если в Индии, которая пугает мир жуткой статистикой, число ежедневно выявляемых инфекций составляет 29 человек на сто тысяч населения, то в Москве достигло 22-х на те же сто тысяч. Конечно, в Москве уровень здравоохранения много выше, чем в Индии, и летальных исходов гораздо меньше. Но из столицы последняя волна пандемии грозит распространиться на другие регионы, в том числе те, где на фоне больших объемов производства наблюдаются перебои с поставками вакцины. К слову, этот факт подтверждает наблюдение философа Бердяева о том, что национальная идея России состоит не в производстве, а в распределении.

Добровольное вакцинирование и конечный успех в борьбе с пандемией — вопрос доверия между властью и гражданским обществом. Нежелание граждан откликнуться на вящие призывы власти — это бумеранг, который вернулся государству, которое старательно ущемляет гражданские инициативы и окорачивает публику, имеющую наглость стремиться к самостоятельному выбору. Граждан научили не высовываться, мудрено теперь взывать к инициативе. Устойчивый и проверенный модус вивенди значительной части российского общества состоит в том, что лучший алгоритм в отношениях с государством — держаться от него на почтительном расстоянии. Бойтесь данайцев, дары приносящих…

Добровольная вакцинация — своего рода инновация в области ЗОЖ. Риск в расчете на будущие приобретения. Но инновация — не наш, проклятый путь. Десять лет назад в России, несмотря на потуги пропаганды и громадные проекты, вроде иннограда Сколково, провалилась кампания по созданию инновационной экономики. Как у социалистов-утопистов — нелепый город Солнца. Надо же было погрузиться в столь нелепые фантазии! Инновации — это конкуренция и малый бизнес, который чужд государственным монополиям, как пролетариат враждебен капитализму. Любые инноваторы, раскачивая скрепы, по своей сути враждебны глубинному государству и охранительным тенденциям российской власти. Илон Маск для элиты России столь же чужеродный персонаж, как Алексей Навальный.

Провал программы добровольной вакцинации настолько очевиден, что через некоторое время власть неизбежно поменяет риторику и предложит публике новые подходы к COVID-эпопее. Самое простое — поставить под сомнение саму идею о коллективном иммунитете, в достижении которого из-за обилия вирусных штаммов сомневается все больше медиков. От ВИЧ-инфекции, несмотря на громадные затраты и работу лучших научных центров, вакцину за несколько десятилетий создать не удалось. Вирусы, этот ответ Природы на экспансию человечества, становятся все изощреннее, и предложенные сегодня вакцины могут оказаться неэффективными. Нельзя исключить, что человечество вступает в новую эпоху тотальной борьбы с полчищами вирусов. Нашим гимном станет песня из «Собачьего сердца»: «Суровые годы уходят борьбы за свободу страны, за ними другие приходят, они будут тоже трудны».

Страшно подумать, чуть больше года назад мы жили в безмятежной эпохе и ничего не знали о COVID. Многое ли выяснили? Если бы картина прояснилась, утихли сражения ковид-патриотов и ковид-диссидентов, которые по степени взаимного отвращения превзошли гвельфов и гибеллинов в средневековой Италии. Про COVID доподлинно известно только одно: это самое странное заболевание, которое когда-либо сваливалось на человека.

Непонятно, каков уровень смертности, и даже в России, где статистика подконтрольна политике, этот показатель, по разным оценкам, скачет от 100 до 500 тысяч человек. Вспоминается Чехов, который, ссылаясь на медицинский опыт, утверждал, что холостяки умирают сумасшедшими, а женатые — не успев сойти с ума.

Непонятно даже, надо ли лечиться и, вообще, кого считать больным, если у половины инфицированных нет никаких проявлений болезни. А еще четверть имеет столь легкие симптомы, что им чихать на этот COVID. И в этом проблема профилактики, ведь здоровяк-вирусоноситель опасен, как забравшийся в плацкарт тифозный солдат, усеянный блохами. По злой иронии Природы человек, возомнивший себя венцом творения, уподобился паразиту…

Можно ли сказать, что вакцинация, как ношение маски в людных местах, — это проявление личной лояльности обществу? У меня человек без маски в магазине вызывает подозрение и легкое опасение. Попахивает скандалом и мордобоем. Думаю, вакцинацию надо сделать добровольно-принудительной, вроде участия в первомайской демонстрации в СССР. Все-таки, если соскрести либеральную глазурь, в глубине души мы по-прежнему советские люди, и не надо этого стыдиться. Как сказано в бессмертных «Покровских воротах»: «Резать к чертовой матери! Не дожидаясь перитонитов. Единственно прогрессивный взгляд».

Сергей Лесков


Читайте также Что сделает Китай, если Путин и Байден подружатся?

Байдена выталкивают на обочину диалога «Запад-Россия»

Божена Рынска рассказала, что услуги суррогатной матери оплатила деньгами с продажи украшений от бывшего ухажера