Блогосфера - все новости
21 сентября 2021, 17:42
1881

Алексей Макаркин. Самоограничение конкурентов

© Фото ИА «Росбалт»

Одной из особенностей российской избирательной кампании стало самоограничение всех конкурентов «Единой России». Оно имеет две составляющие. Первая — определенные рамки (у каждой партии разные) в критике власти. Вторая — отказ от активной игры на электоральном поле «Единой России». Партии стараются осваивать те ниши, на которые «единороссы» по тем или иным причинам (связанным с идеологией и общественным мнением) не претендуют. Ниши могут быть коммунистической, либеральной, «зеленой» и др. — и, соответственно, разными по масштабам.

Это часть современной российской политкорректности, которая обосновывается состоянием «осажденной крепости», когда критика начальства возможна в форме полезных тактичных советов по поводу того, как лучше защитить твердыню от супостата. Но если в 2016 году продолжал — хотя уже и слабее — действовать крымский фактор патриотической консолидации, то к настоящему времени он уже исчерпался. Элитные и субэлитные группы значительно сильнее вовлечены в логику холодной войны, чем общество в целом, которое переключилось на внутренние темы. Поэтому критика в адрес власти становится все более легитимной для не только радикального, но и части умеренного электората. Но партии все равно стремятся минимизировать политические риски.

За пределы своих изначальных ниш выходили КПРФ и «Новые люди». Первая осторожно повышала градус критики власти, концентрировала внимание на темах, негативно эмоционально воспринимаемых и частью лояльного электората (повышение пенсионного возраста, индексация пенсий работающим пенсионерам). Но при этом еще важнее, что КПРФ стремилась выбраться из уменьшающейся «советской» электоральной ниши, минимизируя отпугивающую средний класс ленинско-сталинскую тему. Эта тактика была взята партией на вооружение еще во время кампании в Мосгордуму 2019 года — и она способствовала росту поддержки партии в крупных городах. «Умное голосование», бенефициаром которого выступила КПРФ, стало возможным в том числе и благодаря такой публичной эволюции. В то же время КПРФ как протестная партия все же минимально заходила в «единороссовское» электоральное пространство, что смягчало ее противоречия с властью.

Лояльные «Новые люди» власть, разумеется, всерьез не критиковали — но они выходили из ниши за счет своего позиционирования, продвижения идей обновления в политической и общественной сферах. При этом для партии было важно создать общий «обновленческий» образ (за счет стиля кампании, ее основных месседжей) и не совершать грубых ошибок — что и произошло. Представляется, что «Новые люди» заходили на электоральную периферию «Единой России», но не очень значительно — в большей степени они привлекали тех, кто либо ушел от «Единой России» (и не мог вернуться после социальных выплат, так как расхождения носили более существенный характер), либо никогда не голосовал за эту партию. Так что и в этом случае выход за пределы ниш не нарушил общего принципа отказа от конкуренции с «Единой Россией» на ее поле.

Алексей Макаркин, политолог

Подпишитесь на нас в Яндекс.Новости