Неделя Хамадана

База российской авиации в Иране исчезла, едва начав функционировать. Причиной, похоже, стали различия двух стран в подходе к пиару.


У Тегерана есть внутренние причины, чтобы отказать Москве в праве наносить воздушные удары по исламистам в Сирии со своей территории. © Фото с сайта минобороны.рф

В начале прошлой недели российские СМИ раструбили на весь мир, что, по согласованию с правительством Ирана, в этой стране теперь будут базироваться российские стратегические бомбардировщики Ту-22М3. Тогда секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Шамхани заявил о стратегическом характере военного сотрудничества двух стран. По его словам, Тегеран и Москва совместно используют инфраструктуру для борьбы с терроризмом. В частности, назывался военный аэродром Хамадан.

Двумя днями позже появилось сообщение, что российские Ту-22М3 и фронтовые бомбардировщики Су-34, взлетевшие с территории Ирана, нанесли групповой авиационный удар по объектам «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ) в сирийской провинции Дейр-эз-Зор.

Многим уже показалось, что ось Москва-Тегеран заблистала на страх врагам. Однако не прошло и недели после этих победных реляций, как официальный представитель МИД Ирана Бахрам Гасеми выступил с обескураживающим заявлением о том, что Россия уже прекратила использование базы Хамадан. «У России нет базы в Иране, она здесь не базируется. Они выполнили эту операцию, и она на данный момент завершена», - сообщил дипломат.

Министр обороны Ирана Хосейн Дехган был еще более категоричен. Он фактически обвинил российскую сторону в неуважительном отношении. Как следует из его слов, это выразилось в том, что в России шумно распиарили информацию о предоставлении российской боевой авиации базы Хамадан, при том, что в Иране эту информацию считали закрытой.

«Разумеется, русским хочется показать, что они — супердержава и влиятельная страна, что они активно себя ведут в сфере безопасности и в этом регионе, и в мире», — заявил Дехган. При этом он подчеркнул, что на данный момент в Иране никакие зарубежные военные контингенты не базируются, так как это противоречит конституции страны.

Так что же, собственно, произошло с российско-иранским военным сотрудничеством? Мнения экспертов на этот счет разделились.

Так, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН РФ Владимир Сажин заявил «Росбалту», что он изначально сомневался в том, что Россия сможет использовать военную базу в Иране.

По словам эксперта, у Тегерана есть внутренние причины для того, чтобы отказать российским воздушно-космическим силам в праве использовать для ударов по исламистам в Сирии свою базу военной авиации в Хамадане.

Сажин пояснил, что у Ирана имеется 17 авиационно-истребительных баз и база №3 в Хамадане — одна из них. По словам специалиста, она в принципе могла использоваться стратегической российской авиацией как «аэродром подскока» - в основном для дозаправки и довооружения.

Отказ Ирана предоставить эту базу российскими ВКС вызван внутриполитическими причинами, полагает Сажин. «Иран - это особое государство, которое не терпит малейшего намека на посягательство на свой суверенитет», - сказал он. По словам эксперта, «шумиха, которая была организована в наших СМИ по этому поводу, отрицательно сказалась в Иране». В частности, в парламенте этой страны прозвучали критические выступления депутатов по поводу такого военного сотрудничества с РФ.

Сажин напомнил, что меньше чем через год в Иране должны состояться президентские выборы, так что эксплуатация этой темы в СМИ может быть использована против нынешнего президента Хасана Рухани его политическими противниками — радикальными фундаменталистами.

Есть и еще одна возможная причина неожиданного решения Тегерана по базе в Хамадане. «Несмотря на то, что в сирийском конфликте Москва и Тегеран находятся на одной стороне, не все в Иране положительно воспринимают усиление позиций России в Сирии и вообще на Ближнем Востоке. Определенные силы в Иране всегда считали Сирию своим анклавом», - отметил эксперт.

Глава российского Центра изучения современного Ирана Раджаб Сафаров, однако, полагает, что заявления министра обороны Ирана «ровным счетом ничего не изменили» в отношениях двух стран, так как Тегеран, по его словам, заинтересован в тесном военном сотрудничестве с Москвой.

В комментарии для «Росбалта» Сафаров отметил, что это именно Россия по решению своего военного руководства решила «закончить операцию», связанную с базированием российской авиации в Иране. «С самого начало заявлялось, что эта операция никак не может быть долгосрочной. Заданные цели были уничтожены, операция завершена и дальнейшее пребывание российской военной техники на территории Ирана не совсем целесообразно, в том числе, и по экономическим причинам», - сказал эксперт.

Тем временем посол РФ в Иране Леван Джагарян подтвердил, что Россия приостановила использование авиабазы на территории этой страны. Однако он не исключает, что такое сотрудничество может быть возобновлено. «Нет оснований для беспокойства. Если руководство наших двух стран сочтет это необходимым, целесообразным, и достигнут соответствующих договоренностей, то какие проблемы могут быть?», - сказал дипломат.

Дальнейшее использование авиацией ВКС России авиабазы Хамадан в Иране будет осуществляться на основе взаимных договоренностей по борьбе с терроризмом и в зависимости от складывающейся обстановки в Сирии», - заявил, в свою очередь, представитель Минобороны России генерал-майор Игорь Конашенков.

Александр Желенин