Антиполитический год

2016 должен был стать годом политических перемен. И они действительно произошли, но зачастую остались незаметны для широкой общественности. Горожане от политики предпочли дистанцироваться.


Год запомнится скандальными арестами депутатов. © СС0 Public Domain

Ожидания на 2016 год во многом были связаны с выборами. Спустя почти пять лет после массовых протестов и возмущения по поводу вбросов и украденных голосов россияне снова должны были определиться с составом Госдумы и большинства региональных парламентов.

От протестного Петербурга, где в 2011 году, единороссы не смогли получить абсолютное большинство в ЗакСе, казалось бы, можно было ожидать очередных сюрпризов. Не зря партия власти предпочла еще в конце зимы выписать из столицы политтехнологов. Но начиналась предвыборная кампания очень незаметно для рядовых петербуржцев — с подковерной борьбы между спикером Вячеславом Макаровым (который постепенно выстроил под себя все местное отделение «Единой России») и городской администрацией.

Противостояние между двумя лагерями обострилось в начале года, когда был принят новый закон, предусматривающий смешанную систему выборов. Отныне 25 депутатов ЗакС избираются по партийным спискам, 25 — в округах.

От сомнительной практики досрочного голосования все-таки решили отказаться, но оппозиции предсказуемо не удалось провести «либеральные» поправки к закону — о волеизъявлении студентов и возможности второго тура. Конечно, сам документ был поводом для долгих приватных переговоров между командой Макарова и представителями Смольного. Спикер не является фанатом смешанной избирательной системы, но ему пришлось поддержать этот федеральный тренд. Однако детали проекта держали в секрете от широкой общественности, что послужило поводом для слухов о возможном введении предвыборного залога. По уже сложившийся в ЗакСе традиции законопроект был внесен в повестку в последний момент. В результате многие оппозиционеры получили 130-страничный документ прямо перед заседанием.

После этого предстояло определиться с тем, кто будет воплощать этот закон в жизнь. В борьбе за вакантное место в Горизбиркоме между кандидатом от Смольного и ставленником Макарова Дмитрием Краснянским победил последний. В итоге именно новый член ГИК стал автором «нарезки» предвыборных округов. Стоит ли уточнять, что эта схема была максимально удобна команде Макарова.

Далее спикеру предстояло избавиться от главы Горизбиркома Алексея Пучнина, который на выборах пытался вести свою игру и был склонен к поддержке Смольного. С трибуны ЗакСа Пучина обвиняли в попытке отстранить депутатов от выборного процесса и сделать его максимально кулуарным. В марте подоспели и результаты так вовремя начавшейся проверки Контрольно-счетной палаты, которые якобы свидетельствовали о масштабных финансовых нарушения в Горизбиркоме. Позднее выяснилось, что аудиторы на самом деле не нашли ничего вопиющего. Но на волне праведного гнева Пучнин ушел в отставку.

Глава ЦИК Элла Памфилова объяснила это плановой ротацией кадров. Управлять выборами поставили бывшего главу Красногвардейского района Виктора Панкевича. А обиженный Пучнин то и дело среди ночи пишет посты о том, что готов рассказать всю правду о петербургских выборах. Откровения до сих пор не были опубликованы. Однако, по слухам, в городе бывший глава Горизбиркома старается не показываться. Макаров же теперь не стесняется называть Пучнина «мертвым шакалом» и «бесчестным человеком».

Следующим событием, всколыхнувшим политическую жизнь города, стал арест депутата Вячеслава Нотяга. Народного избранника взяли с поличным при получении взятки в размере 600 тыс. рублей.

По версии следствия, депутат неоднократно брал деньги за невмешательство в процесс застройки кварталов в Ульянке. Между тем ряд соратников Нотяга сочли арест актом политического давления. Депутат был членом вновь образованной «Партии Роста», которая отметилась близостью к Вячеславу Макарову.

Много говорили о том, что таким образом Смольный пытается подобраться к особо ценному для спикера Максиму Резнику. В сети даже появлялись записи, якобы указывающие на причастность последнего к темным делам Нотяга. Сам Резник со ссылкой на некий информированный источник заявил, что взят на карандаш сотрудниками правоохранительных органов. Якобы на него и еще ряд активных оппозиционеров стараются собрать компромат.

Но следующим арестантом стал не какой-нибудь борец с системой из «списка Резника», а единоросс Светлана Нестерова, которая против власти не шла, а, напротив, тихо и спокойно присваивала бюджетные деньги, выданные в рамках бюджетной поправки. Во всяком случае, такова версия следствия. Политические карьеры Нотяга и Нестеровой завершились, а вот их уголовные дела еще в процессе рассмотрения. Оба депутата до сих пор находятся под домашним арестом.

К середине июля политические партии провели предвыборные конференции и определились с кандидатами. В принципе, на этом этапе многое о будущем парламенте уже было понятно. В ряде случаев имелись договоренности партии власти с условной оппозицией по округам. Можно сказать, что результаты выборов именно тогда определялись за закрытыми дверями кабинетов, а вовсе не на избирательных участках 18 сентября. Но трагические обстоятельства помешали воплотить все предвыборные планы. В августе в автокатастрофе погиб вице-спикер Павел Солтан, и «Справедливая Россия» лишилась одного гарантированного мандата. Но в пятом округе произошла обратная ситуация. Вице-спикер Сергей Анденко в последний момент перед выдвижением решил не баллотироваться. Таким образом, на территории не выдвигался ни один единоросс, что дало шанс «эсеру», врачу-онкологу Александру Егорову.

Отличительной чертой кампании стали противоречия между Горизбиркомом и ЦИК. В городской комиссии забраковали подписные листы почти всех непарламентских партий. Однако в Москве с таким решением не согласились. В результате к выборам допустили и ПАРНАС, и РОТ-Фронт. Не повезло только «Коммунистам России» — «старшие» коммунисты сняли их с предвыборной гонки по суду.

Но, несмотря на широкий спектр участников компании, особой активностью она не отличалась. Кандидаты судились, обвиняли друг друга в незаконной агитации и так далее, но весь этот процесс опять же прошел мимо рядового избирателя. Горожане вообще показали крайне низкую заинтересованность в политических процессах. 18 сентября на избирательные участки пришли менее 33% жителей города.

Результаты были закономерны. «Единая Россия» победила в 24 из 25 одномандатных округов и взяла более 40% по списку. В итоге партии власти досталось 36 из 50 мандатов. По три места в парламенте получили «эсеры», коммунисты, представители «Партии Роста» и ЛДПР. И только два мандата смогло завоевать «Яблоко».

Парламент обновился более чем наполовину. Но это вряд ли можно считать плюсом. Да, Петербург покинули скандально известные Виталий Милонов и Евгений Марченко (теперь они заседают в Госдуме), но вместо них ЗакС приобрел ряд невыразительных экс-чиновников, бывших аппаратчиков и чьих-то протеже. Звездой парламента невольно стал сын единоросса Любови Егоровой, 21-летний футболист Виктор Сысоев. Его фееричные ответы на журналистские вопросы и запросы от горожан привели к тому, что молодому, не подготовленному к жестокостям этого мира человеку без ведома старших партийцев запретили общаться с кем-либо посторонним.

ЗакС Петербурга стал крайне неинтересным местом. Единороссовское большинство губит любую интригу или политическую борьбу на корню. Выступления оппозиции звучат так, будто на трибуну выходят отрабатывать номер. Теперь этим регулярно отличается новая звезда парламента — бывший депутат Госдумы Оксана Дмитриева. Она сенсационно проиграла в своем думском округе единороссу Михаилу Романову и вынуждена была согласиться на парламентское кресло в Петербурге. Эмоциональные выступления Дмитриевой, конечно, добавляют шарма скучным заседаниям, но сути дела не меняют.

Конец года также ознаменовался очередными слухами об отставке губернатора Георгия Полтавченко. Федеральные издания сообщали, что градоначальнику якобы подготовлен пост в Москве. Но Полтавченко никуда не уехал и даже пригрозил увольнениями тем, кто распространяет подобные слухи. Поэтому 2016 год Петербург заканчивает с обновленным парламентом, прежним губернатором и отсутствием чего-либо интересного на политическом фронте.

Софья Мохова