Заложники двух российских бед

Ремонт мостового перехода через реку Свирь грозит парализовать транспортное сообщение в Подпорожье. Альтернативные варианты начали искать еще в прошлом веке.


Проблемы могут возникнуть даже с похоронами. © Фото Петра Васильева

Подпорожье — город в отдаленном районе Ленобласти, разделенный бурной рекой Свирь. На правый берег приходится малая часть плюс прилегающие поселки-деревни, так что для жителей единственная возможность перебраться через неспокойную реку — мостовой переход на гребне плотины Верхне-Свирской ГЭС.

Строилась станция политзаключенными Свирлага и обычными людьми, а после войны — военнопленными (началось строительство еще в 1938-м, а закончилось только спустя четырнадцать лет). С тех пор много воды утекло, но «отрезанных» по-прежнему беспокоит отсутствие надежных вариантов переправы, а принимающие решения, как водится, с оптимизмом смотрят в будущее, предпочитая не замечать сегодняшние риски.

Выход пока не найден, даже если учесть, что обещано претворение в жизнь давней народной мечты — берега Свири свяжет новый мост. Работы уже начались, но он будет открыт, по самым оптимистичным планам, в конце следующего года. В итоге люди остаются заложниками главных российских бед.

Предполагается, что за минуту до полуночи 31 марта будет закрыт проезд по единственному мостовому переходу ГЭС. Но местная власть просит повременить, да и региональная задумалась о том, чтобы отложить закрытие до середины мая — до этого срока попросту не обеспечить паромную переправу или понтонный проезд.

скриншот Яндекс-карты

Проблемы ожидаются даже с похоронами — морг в Подпорожье на левом берегу. Вероятно, умерших придется на вскрытие и обратно возить в объезд, а это больше ста километров. Вернуть проезд планируют в октябре, и только на конец года — на декабрь — намечена сдача объекта заказчику.

Верхне-Свирская ГЭС была введена в эксплуатацию 26 сентября 1952 года (входит в Каскад Ладожских ГЭС, официально — в составе ОАО «ТГК-1»). Моста через Свирь нет, а причиной реконструкции этой единственной автотранспортной переправы стали сильные разрушения в опорах и основании дорожного полотна. Не спасал ситуацию даже запрет на движение большегрузов — специалисты еще несколько лет назад предупредили: путь стал реально опасным. До сих пор работы не требовали полного перекрытия движения, но теперь это неизбежно.

На расширенном заседании Совета директоров Подпорожского района 2 марта директор Каскада Ладожских ГЭС Дмитрий Видякин, докладывая о ходе работ, объяснил, что реконструкция сооружения с предстоящей заменой мостового перехода — крайне сложный процесс — «остановить паровоз» невозможно, каждый этап согласован с подрядчиками. Притом давно озвучена и подтверждена необходимость альтернативных способов и путей проезда с одного берега на другой.

Однако речь о необходимости строительства нового моста через Свирь идет уже лет двадцать, а мостовому переходу через Свирь, долгое время переносивший непомерную нагрузку, давно требовалось обновление. Новый еще не построен, а переход на время «перезагрузки» необходимо закрыть. При этом монтируется пешеходный переход в турбинном зале, через который группы по пятьдесят человек будут проводить под зорким взглядами спецохраны.

© Фото Петра Васильева

Региональная власть обещает: полного разрыва между правым и левым берегом не будет. «Но одного стремления мало — нужно найти компромисс. Вариантов несколько — либо использовать плотину, по которой не сможет ездить грузовой транспорт, либо строить понтон, который может не пережить период ледохода. Но мы понимаем, что дедлайн до 1 апреля. Найдем решение и публично вам представим», — обозначил свою позицию на итоговой пресс-конференции губернатор Александр Дрозденко.

С одной стороны, люди хорошо понимают: закрытие мостового перехода мера вынужденная, с другой — беспокоятся о том, как будет организована переправа, ведь каждый день примерно две тысячи жителей с правого берега Свири едут на левый — многие на работу. И ладно бы просто беспокоились — спешат, пока есть возможность, перевезти с берега на берег грузы.

«Заметно возросла нагрузка на мост, — поясняет краевед и местный житель Петр Васильев. — То и дело кто-то „шастает“ — возит с берега на берег: то с правого на левый, то с левого на правый — стройматериалы, лес. Доходит до абсурда: бетон для стройки на левом берегу везут с правого и наоборот. Чувствуется особое напряжение — все хотят успеть до закрытия, и уже понятно, что одного парома недостаточно».

Судя по комментариям в соцсетях, волнуются из-за предполагаемых сложностей и пешеходы. Одни обеспокоены переходом:все-таки режимный объект. Кто-то всерьез предупреждает: «Очень много снега. При резком потеплении будет подтопление ряда населенных пунктов. Поэтому из-за чрезвычайных условий необходимо отложить начало некоторых работ на ГЭС».

Другие напоминают: «Дороги не в порядке. Вдруг у кого-то гнойный аппендицит будет?.. По непросушенным дорогам до Олонца или Лодейного больного можно в „другую“ статистическую единицу зачислить».

Есть предложения: командированный вертолет санавиации разместить в поселениях за Свирью или из-за сложных метеоусловий сохранить проезд через ГЭС до 1 июня, до полной просушки всех дорог. Не первый месяц обсуждаются транспортные варианты на время закрытия. В объезд — это крюк в 150 километров через Карелию. Предполагалось увеличение потока железнодорожного, автобусного, паромного сообщения и даже возможное наведение понтонного моста по договоренности с Минобороны. Что касается электричек, то надо еще добираться до железнодорожной станции.

Понтонный мост? Эта идея не слишком хороша для бурной судоходной Свири. Да и паром, как показал горький опыт, история ненадежная. Прошлый такой, изготовленный на судоверфи для поселка Вознесенье, «влетел в копеечку» — стоил почти 200 млн, а вышел из строя быстро: и месяц не прослужил.

Новый автомобильный мост через Свирь (протяженность — 727 метров, ширина проезжей части — 7,5 метра, стоимость работ — около 4 млрд рублей) только начали строить в прошлом году. По проекту под ним смогут проходить суда любых категорий. В целом до окончания работ госконтрактом был предусмотрен шестилетний срок — до 2025 года. Но сейчас речь идет об ускоренном завершении работ — сначала говорили о декабре 2023 года, теперь называют более оптимистичный срок — конец 2022-го.

Но в любом случае ждать еще долго — альтернативные транспортные варианты надо найти срочно. Это странно, если вспомним историю: ведь первые разговоры о необходимости возвести новый мост велись еще в прошлом веке на специальных совещаниях.

Елизавета Демидова


Читайте также Крушение спортивной легенды

Смерть от дротика

Дольщики «Щегловской усадьбы» поедут в Москву к президенту на кемпере, в котором устроили голодовку